Главная     Лики книг     Электронная книга     Киновзгляд     Гостевая  

Главная

О сайте

Сотрудничество

Ссылки

Иллюстрации

 
Яндекс.Метрика

Rambler's Top100

ђҐ©вЁ­Ј@Mail.ru



Dleex.com Rating



ЛИКИ КНИГ

Ежегодник Дома русского зарубежья имени Александра Солженицына, 2010

Сборник
/ отв. ред. Н.Ф. Гриценко. - М.: Дом русского зарубежья имени Александра Солженицына. - 624 с., ил.

Год издания: 2010
Рецензент: Распопин В. Н.

    Этот капитальный том, приуроченный к 15-летию научной, издательской и просветительской работы ДРЗ им. А.И. Солженицына, будем надеяться, лишь открывает интереснейшую и необходимую не только для историков, филологов и культурологов, но и для всех подготовленных читателей серию, посвященную культуре русской эмиграции, которую широкий читатель метрополии пока представляет весьма поверхностно, ибо видит только верхушку айсберга - несколько десятков имен великих писателей, художников, мыслителей, ученых. Меж тем три гигантских волны эмиграции ХХ века унесли из России сотни тысяч, а ведь уезжали и раньше, уезжают и теперь. 
    Первый выпуск Ежегодника, впрочем, посвящен почти исключительно эмиграции ХХ века, в основном ее первой волне, то есть тем нашим соотечественникам, которые совершенно справедливо сами себя аттестовали не эмигрантами, а беженцами.
    Если нужны здесь общие характеристические слова, то лучше всего, кажется, процитировать одну из самых интересных статей сборника, написанную К.К. Семеновым и рассказывающую об участии белоэмигрантов в гражданской войне 1936 - 1939 гг. в Испании.
    "Горька и безрадостна была судьба русского беженца на чужбине. Сотни тысяч наших соотечественников, оказавшись в вынужденной эмиграции, влачили жалкое существование. Лишь к единицам из них судьба была благосклонна, и им удалось неплохо устроиться  в первые годы изгнания...
    Несмотря на потерю родины и, казалось бы, общее горе, различные политические течения внутри русской эмиграции так и не смогли примириться друг с другом. Поэтому всех представителей первой волны эмиграции можно было условно разделить на принимавших Февральскую революцию как положительный опыт и на отвергавших ее (вместе со всеми последствиями). Первый лагерь образовывали члены партий кадетов, эсеров, меньшевиков и представители других социалистических группировок. Второй лагерь образовали представители центристских и монархических организаций. Основу последнего лагеря составляла военная эмиграция" (С. 46).
    Это совершенно верное определение, однако, не сообщает о множестве более мелких градаций, течений, кружков, школ и т.д. Причем, все это лишь в той части эмиграции, которая была Советской власти враждебна. Другую - и немалую часть составляли в большей или меньшей мере сочувствующие тому, что происходит на родине. Вторая мировая война многие узлы разрубила, но, с другой стороны, во-первых, еще больше перепутала карты, во-вторых, породила следующую волну беженцев.
    Статьи, составляющие историческую часть сборника, так или иначе трактуют именно эти материи. К собственно исторической части Ежегодника, состоящего из трех больших разделов ("Исследования", "Сообщения", "Публикации") и еще четырех разделов-глав ("Обзоры", "Библиография", "Из собрания ДРЗ" и "Хроника научной жизни"), относятся следующие материалы. В разделе "Исследования": статья Л.А. Пуховой о польской эмиграции во Франции в начале второй половины XIX века и ее, в общем, безрезультатных попытках повлиять через Наполеона III на политику Александра II (этот интересный, но в хронологическом плане лежащий за пределами основной темы сборника, можно рассматривать как своего рода пролог к нему); очерк много сил и лет отдавшей спасению русских кладбищ на греческой земле И.Л. Жалниной-Василькиоти об истории и бедственном положении после Второй мировой войны (и особенно после смерти королевы Ольги Константиновны) вплоть до настоящего времени кладбища русских воинов и эмигрантов в Греции (воистину "горька и безрадостна судьба русского беженца на чужбине"!); уже названная выше превосходная статья К.К. Семенова об истории участия в испанской гражданской войне белоэмигрантов. В разделе "Сообщения": заметка А.С. Кручинина о неосуществленном эмигрантском проекте - создании ордена, который вручался бы меценатам и жертвователям; статья А.В. Марыняка "Представители русской военной эмиграции о состоянии офицерского корпуса накануне и в годы Первой мировой войны". В разделе "Публикации" - чрезвычайно интересный материал А.А. Петрова о полковнике Н.В. Орлове и его воспоминаниях о "смутных днях в Харбине", в центре которых - величественная, а многими до сих проклинаемая фигура А.В. Колчака. К статье А.А. Петрова примыкает и публикуемый ученым впервые небольшой фрагмент из воспоминаний полковника Орлова. Кроме того, к историческим публикациям можно в какой-то степени отнести и материал Т.Ф. Соколовой "Три поколения семьи Фуделей", рассказывающий на основе архивных материалов, хранящихся в ДРЗ, об одной замечательной семье русских интеллигентов с немецкими корнями - священнослужителей и литераторов. Фудели Россию не покидали, но во внутренней эмиграции, конечно, находились, и это позволяет включить сообщение о них в сборник, посвященный эмиграции. 
    Старший из Фуделей, протоиерей Иосиф Иванович, многие годы служивший в храме при Центральной пересыльной тюрьме (Бутырской) в 1893 году писал в своем дневнике: "Здесь я полюбил русский народ, потому что узнал его. В русском мужике есть одно бесценное  качество: под грубою корою предрассудков, невежества, суеверий - в нем таится на дне души христианское мировоззрение и настроение. Это его спасает в несчастии, это его и возвышает перед другими народами и перед нашим интеллигентом, который свободен от суеверий и хотя бы  даже был православно-верующий, все-таки не обладает полным христианским мировоззрением; прогресс изломал его" (С. 481).
    Именно об этом, простом и простонародном православии и просветлении всю жизнь писал великий русский писатель Иван Сергеевич Шмелев, которому, как и другому выдающемуся литератору первой волны, Г.В. Адамовичу, посвящены две значительные публикации в одноименном разделе. Собственно, именно эти материалы и можно считать в Ежегоднике центральными и важнейшими -  как по объему, так и по качеству и самого эпистолярного текста, и комментария к нему. Это подготовленная и опубликованная Н.П. Белевцевой переписка И.С. Шмелева с семейством доктора С.М. Серова - прототипа врача в неоконченном романе "Иностранец", а также полная на 2010 год библиография сочинений Шмелева, изданных на родине, подготовленная Н.А. Егоровой. И публикация писем Адамовича к В.С. Варшавскому, автору знаменитой книги "Незамеченное поколение", примерно в одно время с Ежегодником изданной в России в полной версии О.А. Коростелевым и издательством "Русский путь", а также полная роспись публикаций этого влиятельнейшего критика (и - не забудем! - замечательного поэта) в газете "Последние новости" (с 1926 по 1940 год), подготовленные и прокомментированные также О.А. Коростелевым. Письма Г.В. Адамовича, регулярно публикуемые хорошо известным посетителям моего сайта замечательным литературоведом и историком литературы в разных научных изданиях, в полной мере демонстрируют широкий, отзывчивый и в то же время петербургский, сдержанный, как бы сам себя не пускающий в "достоевские" бездны и глуби интеллект "первого критика эмиграции" (что особенно заметно при сравнении писем Адамовича с письмами Шмелева, опубликованными в рецензируемой книге) и очень наглядно представляют жизнь, политику и творчество самых широких эмигрантских кругов за более чем полувековой период. Письма Адамовича к Варшавскому относятся к наименее избалованному (до последнего времени) вниманием литературоведов и историков литературы периоду 50-х - 70-х годов, и уже поэтому представляют особый интерес.
    Третьим выдающимся материалом литературной части Ежегодника, да и всего сборника в целом является, на мой взгляд, большая, содержательная и совершенно внятная (что, увы, далеко не всегда бывает в современном литературоведении) статья Т.В. Марченко "Опыт архетипического прочтения рассказа "Руся": К интерпретации поздней бунинской прозы". Творческая "кухня" Бунина вообще изучена мало, да и сам писатель, уничтожая черновики, настаивал на том, что  читателю, тем более будущему читателю совершенно не обязательно знать, "какое у автора было пищеварение". Тем интереснее прочесть исследование, в котором из глубин писательского сознания и подсознания извлекаются мифологические и литературные первоисточники. А это именно так – источники существуют, и во множестве, не следует забывать о том, что, начинавший в 90-е годы XIX столетия и декларировавший решительное неприятие модернизма и декадентства, Бунин все-таки был одним из крупнейших писателей именно ХХ века – века модерна и постмодерна, просто концы в воду прятал он искуснее и принципиальнее своих собратьев. 
    Замечательно в данном случае, что литературоведческий, то есть научный текст Татьяны Марченко так же захватывает внимательного читателя, как и письма Шмелева и Адамовича, но при этом еще и раскрывает классический рассказ Бунина, в последние годы введенный многими школами в учебную программу для старшеклассников, с совершенно неожиданной стороны. Я бы рекомендовал статью Т.В. Марченко к обязательному прочтению преподавателям словесности и студентам.
    Другие материалы литературной части сборника: очень информативная статья М.А. Васильевой о "достоевских" штудиях пражского Семинария под руководством А.Л. Бема. В частности, речь в статье идет о проблеме двойника у Достоевского и Гоголя. Не менее интересна и работа С.Н. Дубровиной о не бросающемся в глаза поверхностному читателю, но весьма значительном влиянии современной французской литературы (и прежде всего - М. Пруста) на творчество "наирусейшего" А.М. Ремизова. Любопытна, хотя, как представляется, и в меньшей степени проработана автором, статья В.А. Соколовой о влиянии творчества Ахматовой на поэзию Ирины Кнорринг.
    Наконец, последняя, объединяющая философскую, религиозную, искусствоведческую, общенаучную тематики (потому назовем ее для краткости культурологической), часть сборника представлена впечатляющей работой М.Ю. Сорокиной о феномене русского научного зарубежья; статьями К.Б. Ермишиной о религиозно-мистических истоках историософии первого евразийца Н.С. Трубецкого, О.Т. Ермишина о философской эволюции В.В. Зеньковского; глубоким очерком Н.В. Ликвинцевой "Культура как феномен памяти в наследии прот. Александра Шмемана"; интересным сообщением Е.В. Кривовой об особенностях речевого поведения русскоязычной диаспоры в прошлом и сегодня и о проблеме сохранения родного языка. Очень интересна посмертная, увы, публикация безвременно ушедшего филолога и исследователя кинематографа Р.М. Янгирова, представляющая полемику о кинематографе на страницах эмигрантских газет с обширным цитированием различных точек зрения на "десятую музу", от благожелательных, как у А. Левинсона или вполне нейтральных (Г. Адамович) до крайне негативных, как у З. Гиппиус, В. Ходасевича, П. Муратова. (Здесь особенно любопытно параллельное прочтение той части росписи публикаций Адамовича в "Последних новостях", где он писал о кино.) Наконец, нельзя не отметить материал Н.Ю. Масоликовой, посвященный судьбе знаменитого в Бразилии и практически неизвестного в России психолога Елены Антиповой, а также ряд ее писем к мужу, дающих яркое представление об Антиповой как о человеке и как об ученом.
    Завершают сборник альбом хранящихся в ДРЗ архивных фотографий русских эмигрантов - от П.Н. Врангеля до В.П. Аксенова, подготовленной М.А. Котенко, и роспись научных конференций, круглых столов, семинаров и чтений, проведенных Домом русского зарубежья в 1998 - 2010 гг., а также вышедших по итогам этих мероприятий книг в издательстве "Русский путь", составленная Н.Ф. Гриценко и М.А. Васильевой.
    Таким образом, первый выпуск фундаментального Ежегодника Дома русского зарубежья имени Александра Солженицына не только подробно представляет читателю отдельные участки видимой верхушки айсберга русского рассеяния, но и дает некоторое представление о его невидимой, подводной громаде. Некоторое - потому что громада необозрима, тем более в пределах одной книги, как, с другой стороны, необозрима в рамках рецензии и сама эта книга, которую мало читать - надо изучать, а чтобы изучать, надо иметь в своей библиотеке каждому, кто неравнодушен к родной истории, культуре и литературе.
    В заключение хочу поблагодарить Олега Анатольевича Коростелева и Дом русского зарубежья, приславших мне Ежегодник для рецензирования. Думаю, что к этой книге я вернусь еще не раз.

«Ежегодник Дома русского зарубежья имени Александра Солженицына, 2010»
Год издания: 2010

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Виктор Распопин