Главная     Лики книг     Электронная книга     Киновзгляд     Гостевая  

Главная

О сайте

Сотрудничество

Ссылки

Иллюстрации

 
Яндекс.Метрика

Rambler's Top100

ђҐ©вЁ­Ј@Mail.ru



Dleex.com Rating



ЛИКИ КНИГ

И.А. Бунин: Новые материалы. Выпуск II

Коростелев О.А., Дэвис Р.

/ сост., ред. О.А. Коростелев, Р. Дэвис. - М.: Русский путь. - 536 с., ил.


Год издания: 2010
Рецензент: Распопин В. Н.

    Шесть лет назад вышел в свет первый том этого замечательного академического издания, впервые дающего возможность широкому читателю познакомиться с перепиской великого русского писателя Ивана Алексеевича Бунина и его супруги с их современниками - русскими и зарубежными литераторами, философами, художниками. Тогда же, благодаря любезности Олега Анатольевича Коростелева, редактора и составителя издания, приславшего мне книгу, я получил возможность познакомиться с ней и представить ее вам.
    Во вступительной статье к первому тому сообщалось, что выпуски издания, призванного заполнять белые пятна в нашем знакомстве с бунинским наследием, будут выходить ежегодно. Верилось в это с трудом, и не только потому, что подготовка такого сборника - дело чрезвычайно непростое, кропотливое и требующее труда научных институтов, ведь, помимо прочего, бунинский архив, не говоря уж об архивах его корреспондентов, хранится в разных странах и городах, а то и в частных собраниях, доступ к которым далеко не всегда в полной мере возможен. Потому еще трудно было поверить в это обещание редакции, что издание серьезной, тем более академической книги - дело нынче для издателя невыгодное, а часто и прямо убыточное. Примеров тому сколько угодно. Достаточно, думаю, назвать подготовленное тем же О.А. Коростелевым, замечательное полное собрание сочинений крупнейшего критика русского зарубежья Г. Адамовича, намертво, по-видимому, "зависшее" после выхода нескольких томов. А ведь книги были очень и очень интересные и, несомненно, полезные и серьёзному критику, и учителю-словеснику, хоть изредка заглядывающему за пределы учебника, и любому подготовленному читателю, которому не безразлична судьба русского слова и русской мысли.
    Так вот, второго тома бунинской переписки пришлось ждать не год, а шесть лет. Ожидание, однако, оказалось не напрасным, книга не уступает первому выпуску ни в чем: прекрасный переплет (каких теперь почти не делают), качественная печать, ясный читаемый шрифт, исчерпывающий (и тоже, кстати, отчетливо читаемый) комментарий, вот разве что фотографии на вклейке мелковаты. Но самое главное, конечно, материал. Конкурентоспособна ли (для сколько-нибудь широкого читателя, разумеется) корреспонденция Нины Берберовой, Юрия Трубецкого, Юлии Сазоновой и Николая Миллиоти (о Петре Михайловиче Бицилли речи не завожу) в сравнении с опубликованными в первом томе письмами Ходасевича, Адамовича, Г. Брандеса? Да, конкурентоспособна. Читать переписку Бунина с Бицилли (публикация Т. Двинятиной и Р. Дэвиса) и Берберовой (публикация М. Шраера, Я. Клоца и Р. Дэвиса) чрезвычайно любопытно: тут блестящий, капризный, нетерпимый последний классик проявлен во всей красе, а Нина Николаевна еще вполне отдает сама себе отчет о том, какое место занимает она в литературе реально, когда еще все мэтры - Бунин, Шмелев, Зайцев, Алданов - живы, отыгрываться же будет она спустя долгие годы в мемуарах "Курсив мой". Тут умный, тактичный Бицилли, осторожно не соглашающийся с Буниным в его уничижительных оценках Блока и Ремизова, столь же осторожно, но и твердо убеждает Бунина в обоснованности пореволюционной реформы русского правописания... Но особенно интересны письма, посвященные "гоголевскому" сюжету с дьячком, съевшим в гостях два фунта икры (из чеховского рассказа "В овраге"), в которых последний классик убеждает Бицилли в том, что сюжет этот вовсе не Гоголь, а именно он, Бунин, подарил Чехову, а заодно тем самым и в том, что литературоведения как науки не существует, Бицилли же, соглашаясь с Буниным (где можно), просто, логично и убедительно защищает науку от нападок рассерженного "первоисточника".
    Помимо названных "ударных" разделов, в томе представлены блоки переписки Буниных с Л.Ф. Зуровым (публикация И. Белобровцевой и Р. Дэвиса, окончание - начало опубликовано в первом выпуске издания), письма и биографии литературного и художественного критика Ю.Л. Сазоновой (Слонимской), чрезвычайно интересные тем, что в них скупой на подобные признания Бунин слегка приоткрывает дверь в свою писательскую кухню (публикация К. Триббла, О. Коростелева, Р. Дэвиса), художника Н.Д. Миллиоти (публикация К. Триббла и Р. Дэвиса), литератора и "мифомана" Ю.Л. Трубецкого (Нольдена) (публикация В. Хазана и Р. Дэвиса), а также статья Е. Пономарева о знакомстве и переписке Веры Николаевны Буниной с вдовой Ф.Ф. Раскольникова, несколько писем М.А. Волошина (публикация Ж. Шерона) и коротенькая записка уже тяжело больного И.А. Бунина к поэту и литературоведу "второй волны" эмиграции В.Ф. Маркову (публикация Ж. Шерона).
    Каждому из эпистолярных блоков предпосланы обстоятельные и на удивление легко читающиеся биографические статьи публикаторов, в иных случаях впервые достаточно подробно знакомящие нас с яркими представителями "второго" ряда русской художественной и литературной эмиграции, до сих пор совершенно или почти неизвестными широкому читателю. Поданы все эти материалы так живо, что вызывают желание подробнее познакомиться с первоисточниками - живописными работами Николая Миллиоти, статьями Юлии Сазоновой, прозой Леонида Зурова. Последнее обстоятельство представляется мне особым достоинством этого издания - академического по принципу и широко доступного по существу.
     Другим - не столь явным, но несомненным - достоинством книги является продолжение нашего знакомства с лицами, уже встречавшимися в первом томе, причём, так сказать, не заявленными в титрах, однако играющими значительные роли во всем действе. Один из таких героев тома - Илья Исидорович Фондаминский (Бунаков), чья благородная личность и трагическая судьба проступает по мере чтения книги подобно тому, как проявляется фотография - ясный лик из ничего. 
    Кроме того, второй выпуск издания "И.А. Бунин: Новые материалы" знакомит читателя еще с одной ипостасью бунинского наследия - стихотворными пародиями конца 40-х годов, изобилующими непечатными выражениями, зачастую просто грубыми, но изредка и остроумными. Публикация этих текстов осуществлена, как заявляет в конце вступительной к ней статьи публикатор Е. Пономарев, по принципу "все-таки это Бунин", хотя, надо честно признать, к сильным сторонам бунинского творчества этот жанр не относится.
    Чтобы не повторяться, закончу этот короткий отклик отсылкой к более подробной моей рецензии на первый том издания и, конечно же, искренней признательностью Олегу Анатольевичу Коростелеву, приславшему мне книгу, читать которую было истинным удовольствием и великой пользой, что в наше время случается далеко не каждый день.
    И - в завершение - цитата из письма П.М. Бицилли от 19.06.1933 года, которую не могу не привести хотя бы в пользу школьных учителей-словесников, которые, может быть, откроют для себя необходимые каждому знания за пределами программы:
    "… любопытно, - пишет Бицилли по поводу романа Г. Кузнецовой "Пролог", - как  - именно в русск<ой> литературе - прочно держится вид "романа-исповеди", "романа-автобиографии": в России эта форма имеет гораздо больше образцов, чем в Зап<адных> литературах, укоренилась много прочнее и разрабатывалась в общем много удачнее. Мне кажется, что это следует объяснять тем, что русская литература была всегда значительно более, так сказать, "домашней", нежели "общественной", - литературой дворянских гнезд, а не Города, - и что генетически русский роман классического периода можно было бы связать с богатейшей, чудесной и до сих пор совершенно неоцененной, как литературное явление, русской мемуаристикой 18 века и начала 19-го" (с. 125 - 126).
    А много ли, друг-учитель, навскидку назовешь ты читанных тобою русских мемуаров XVIII - начала XIX столетий? Екатерины? Г.Р. Державина? И.И. Дмитриева? С.Т. Аксакова? А вот, к примеру, "Жизнь и приключения Андрея Болотова", "Записки" Д.Б. Мертваго или А.В. Храповицкого, или обширные мемуары племянника поэта и тоже стихотворца и чиновника М.А. Дмитриева?.. Да, Terra Incognita, а ведь именно из них, как совершенно справедливо утверждает умница Петр Бицилли, и выросла вся наша классика - от "Капитанской дочки" до "Вишневого сада", именно из них - Болотовых, Мертваго, Державиных, Дмитриевых…
    Впрочем, это, наверное, уже совсем другая история.

«И.А. Бунин: Новые материалы. Выпуск II»
Год издания: 2010

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Виктор Распопин