Главная     Лики книг     Электронная книга     Киновзгляд     Гостевая  

Главная

О сайте

Сотрудничество

Ссылки

Иллюстрации

 
Яндекс.Метрика

Rambler's Top100

ђҐ©вЁ­Ј@Mail.ru



Dleex.com Rating



ЭЛЕКТРОННАЯ КНИГА

Литература Древнего Рима. Очерки истории зарубежной литературы


Распопин В.Н.

Новосибирск: "Рассвет"

 


Год издания: 1996

Персоналии. Сенека: философия нравственности

Самое двойственное выражение
стоической философии - это жизнь,
ее самое совершенное воплощение -
писания Луция Аннея Сенеки.
                     Вил Дюрант. Цезарь и Христос.

Они рабы? Но они и люди.
Они рабы? Но они и соседи.
Они рабы? Но они и скромные друзья.
Они рабы? Но они твои сотоварищи по рабству, если вспомнить, что все мы
одинаково находимся в рабстве у судьбы.
               Луций Анней Сенека. Письма к Луцилию.
  

Как вы помните из истории, структура империи, созданной Августом, так называемый "принципат", просуществовала после его смерти более двухсот лет. Это, в общем, была военная диктатура, единственная власть, которая могла удержать распадающееся рабовладельческое общество. И сами императоры, и знать часто мало соответствовали званию лидеров общества, столица империи постепенно уступила реальную экономическую инициативу провинциям, сама же утопала в роскоши и политических интригах. Все это не могло не сказаться на культуре. Наука ослабела даже в Греции, тем более - в Риме, где она никогда и не была сильной. Научные труды, создававшиеся в это время, представляли собой чисто компилятивные сочинения, как, например, "Естественная история" в 37 книгах Плиния Старшего,

Значительно усилилось влияние мистицизма, с которым философия отнюдь не боролась, но даже поощряла его. Литература обратилась к теме частной жизни, приправленной все тем же мистицизмом, хотя и дала, конечно, ряд прекрасных писателей. Мистицизм сосуществовал с критицизмом, Апулей с Ювеналом. В общем, налицо были все те черты, которые характерны для "серебряного" века культуры в любое время и в любом обществе.

Мы уже говорили о том, что излюбленными философскими учениями в Риме были стоицизм и эпикурейство. Крупнейшим представителем стоицизма I в. н.э. является ЛУЦИЙ АННЕЙ СЕНЕКА, "миллионер-мудрец", по выражению В. Дюранта, одаренный поэт и драматург, оказавший колоссальное влияние на драматургию Европы Нового времени и ниспровергаемый критикой столько же, сколько и цитируемый в качестве образца Шекспиром и классицистами.

Сенека - один из тех писателей, чья жизнь и личность в целом интереснее творчества. Случается и такое в литературе. Поэтому уделим его биографии должное место.

Он родился в Кордубе около 4 г. до н.э. в семье видного ритора и историка, получил блестящее образование сначала у отца, потом в Риме у самых известных тогда стоиков и пифагорейцев, а затем получил уроки практической политики у своего дяди, бывшего римским правителем в Египте. Человек слабого здоровья, часто вынужденный придерживаться вегетарианской диеты, он страдал астмой и часто задумывался о самоубийстве, так как, несмотря на свое огромное состояние, отнюдь не мог позволить себе соответствующего состоянию образа жизни. Но, думается, что воздержанность все же соответствовала его взглядам, поскольку, вопреки окружающим его нравам, он жил в редком согласии со своей супругой и, будучи воспитателем юного наследника трона Нерона, максимально способствовал первому спокойному пятилетию его правления.

В начале своей деятельности он занимался юриспруденцией и оставил ее, лишь унаследовав отцовское состояние. Калигула и Клавдий не жаловали Сенеку, а последний надолго сослал его на захолостную Корсику. Подобно Овидию в Томах, Сенека провел здесь восемь лет. По-видимому, на Корсике и были написаны его трагедии, о которых речь впереди.

Сменившаяся власть возвратила Сенеку в Рим. В течение пяти лет он был воспитателем наследника, а затем еще пять практически руководил государственной политикой. В эти годы им созданы несколько философских трактатов, излагающих стоическую философию: "О гневе", "О краткости жизни", "О постоянстве мудреца" и др. Помимо того, Сенека приумножал свое состояние путем ссужения денег провинциалам под невиданно высокие проценты, чем вызвал бурю негодования у современников, когда оно (состояние) дошло до безумной цифры трехсот миллионов сестерциев (30 000 000 долларов). Его называли "лицемером, прелюбодеем, распутником; человеком, который порицает придворных и не покидает дворца; который порицает роскошь и выставляет напоказ пятьсот обеденных столов из кедра и слоновой кости; который порицает богатство и разоряет провинции своим лихоимством". Может быть, и не все обвинения были правдивы, но справедливы по сути: стоики-то учили терпению и нищенству. Впрочем, Сенека не гневался, а терпеливо отвечал своим хулителям в том смысле, что мудрец вовсе не обязан прозябать в бедности. Если богатство нажито им честным путем, что ж от него отказываться? Но и отказаться от богатства мудрец должен быть способен в любой момент без сожаления. Да ведь и жил-то он блестяще только внешне. На самом же деле, окруженный роскошью, он спал на жестких матрацах, пил только воду, любил только собственную жену и ел так мало, что к старости был совершенно истощен и напоминал скорее аскета, нежели вельможу.

Сенека никогда не переставал учиться, и в 60 лет с удовольствием посещал лекции философа Метронакта. К тому же, не слишком дорожил он и государственной деятельностью, и не раз просил освободить его от этих обязанностей. После большого пожара 64 г. он отдал большую часть своего состояния на восстановление Рима, постепенно удалился от двора, словно предчувствуя скорую гибель. Да, политика Нерона все более склонялась к необузданному и порой безумному террору, участвовать в котором Сенека не мог и не желал. В эти годы он пишет свои трактаты, посвященные естественнонаучным вопросам, а также самое лучшее свое сочинение - "Нравственные письма к Луцилию", обращенные к его молодому другу, наместнику Сицилии, поэту и философу-эпикурейцу. Книжка эта интересна для нас прежде всего не блестящим приспособлением стоицизма к нуждам миллионера, а тем, что предвозвещает появление в мировой литературе нового жанра - эссе (по-французски - "опыт") на свободную тему, который станет излюбленным жанром писателей уже Нового времени: Монтеня, Бэкона, Вольтера, хотя в каком-то смысле будет развиваться уже и в творчестве древних: Плутарха и Лукиана. Для того, чтобы лучше представить "Нравственные письма" Сенеки, обратимся за помощью к В. Дюранту и процитируем некоторые фрагменты его книги "Цезарь и Христос".

 "В них (в "Нравственных письмах" - В.Р.) с нами говорит Зенон, который обращается к читателю с мягкостью Эпикура и обаянием Платона... Первый урок, который нам преподает философия, сводится к тому, что мы не можем быть мудрыми во всем. Мы осколки в бесконечности и мгновения в вечности, если бы подобные нам крохотные атомы принялись описывать вселенную или Высшее Существо, планеты содрогнулись бы от хохота. Исходя из этого убеждения, Сенека не чувствует нужды в метафизике или теологии... Он видит вокруг себя разгул безнравственности... Как же освободиться от... постыдных вожделений?
Я прочел сегодня у Эпикура: "Если хочешь наслаждаться подлинной свободой, стань рабом философии". Человек, который ей покоряется, получает свободу здесь и сейчас... Тело, после того как его исцелили, часто болит опять... но разум, исцеленный однажды, излечен навсегда. Я скажу тебе, что я понимаю под здоровьем: разум здоров, когда он удовлетворен и уверен в себе, когда он осознает, что все, о чем молятся люди, все благодеяния, к которым они стремятся и которые расточают, совершенно не нужны для счастья... Я открою тебе правило, пользуясь которым ты сможешь судить о себе и о своем развитии: только тогда придешь ты в себя, когда осознаешь, что добившиеся успеха - самые жалкие из людей".

Философия - это наука мудрости, а мудрость - это искусство жить ("Искусство... жить достойно", - добавит М. Монтень спустя полтора тысячелетия, и мы в свое время к этому еще вернемся.) . Счастье - это конечная цель, путь к которой пролегает через доблесть, а не через наслаждение... Наслаждение - благо, но только в том случае, когда его можно совместить с добродетелью.

Но как же приобрести мудрость? Ты должен каждый день упражняться в ней, неважно, насколько скромны твои результаты. В конце каждого дня вспомни, как ты себя вел, как жил сегодня. (Л.Н. Толстой на заре XX века выпустит двухтомный труд "Круг чтения", который представит читателю подобранные Толстым цитаты из древних мудрецов и теологов, мудрые и нравственные мысли, с которых нужно начинать день, как с молитвы. Цитаты эти подобраны для каждого дня календарного года. Таким образом, Л.Н. Толстой как бы продолжит "Нравственные письма" Сенеки.)

Будь нетерпим к собственным недостаткам и мягок к ошибкам других. Общайся с теми, кто превосходит тебя мудростью и добродетелью. Выбери какого-нибудь общепризнанного мудреца своим невидимым советчиком и судьей. Тебе поможет чтение философов... Хорошие книги читай по нескольку раз - лучше прочесть меньше хороших, чем множество плохих...

Последний урок стоицизма - презрение к трусости и добровольный выбор смерти... Если человек находит свою жизнь слишком мучительной и может расстаться с ней, не причиняя вреда другим, ему следует предоставить право выбирать время и способ ухода самому... "Я насытился жизнью. Я жду смерти. Прощай"."
 
Предчувствовал ли Сенека скорый конец? Наверное. Он был умным человеком и дальновидным политиком. В 65 г. Нерон обвинил его в участии в заговоре против трона и приказал покончить самоубийством. Сенека и его супруга, не пожелавшая расставаться с ним даже в смерти, вскрыли вены, и писатель скончался. Жену же его спасли против ее воли по настоянию жестокого императора.

Мужество Сенеки принесло ему великую славу в веках, как и его презрение к безнравственности и завет отвечать приветливо врагам. Христианство с легкой руки Августина, воскликнувшего: "Что такого может сказать христианин, о чем не говорил прежде этот язычник?" - приняло его в свои предтечи, Петрарка считал его прозу образцовой, Монтень испещрил цитатами из его произведения свой многотомный труд, классицисты учились у него сочинению трагедий, Ломоносов переводил фрагменты из них для своего учебника риторики, американский мыслитель и писатель Р.У. Эмерсон выбрал Сенеку в качестве невидимого советчика и судьи, как тот и предлагал Луцилию, и всю жизнь проверял по нему все свои помыслы и поступки.

В заключение - несколько слов о трагедиях Сенеки. Собственно, единого мнения о его авторстве среди ученых нет. Более того, вокруг этих пьес уже не одно столетие кипят жаркие споры. Если классицисты действительно почитали их образцовыми, то уже предромантики - от Лессинга до Шлегеля - напрочь отрицали за ними какую-нибудь художественность. Скорее всего, причина здесь в том, что автор не предназначал свои трагедии для театра, но сочинял их для собственного чтения вслух. Они очень риторичны, длинны и скучны. Действие в них уходит в разговоры, в бесконечные монологи хора и действующих лиц. В пьесах Сенеки много насилия и крови, того, что представляет собой скорее не греческий театр, а римский гладиаторский бой. В целом же в пьесах его интересны скорее идеи, чем персонажи. Наверное, это естественно для философа. Добавим, что трагедии Сенеки - единственные произведения этого жанра, дошедшие до нас после трагедий Еврипида.

Тематика их соответствует тематике греческой трагедии. Вот их названия: "Медея", "Федра", "Эдип", "Агамемнон", "Безумный Геркулес" и др. Из этого ясно, что Сенека перерабатывал, или заново составлял свои произведения на давно известные и разработанные сюжеты. Для чего? Да для того, чтобы влить в старый колодец новую воду, т. е. выразить новые, свои, идеи в удобном, хорошо знакомом и, значит, понятном всем прежнем содержании. Это - древнейший и не устаревший до наших дней литературный прием. Михаил Булгаков, в частности, с блеском продемонстрировал его в "Мастере и Маргарите" всего полвека назад. В античном же мире, да и в Новое время вплоть до XIX века он был не просто нормой, но считался верным тоном. Впрочем, мы уже говорили о том, что вся мировая литература живет не столько реальностью, сколько реалиями собственного мира, питаясь как произведениями предшествующих поколений, так и современными.

Мы уже знакомились в свое время с "Медеей" Еврипида, поэтому нам понятны будут различия в образе, перевоссозданном латинским драматургом. Медея Сенеки не ненавидит того, кто обманул ее любовь. Она пытается вернуть Язона и предлагает ему бегство. Язон Еврипида эгоист, Язон Сенеки - усталый человек, знающий, что виноват, и робкий. К жизни его привязывает лишь любовь к детям. И Медея знает, как нанести ему самый болезненный удар. "Медея" Сенеки - трагедия о мести. Ему неинтересна критика семейной морали, не интересует его и вообще идеология. Еврипид говорит о драме обманутого человеческого чувства, о материнских страданиях. Сенека - о мести и ярости брошенной женщины. Центр тяжести переносится на волю человека. Отсюда - уменьшение количества действующих лиц, упрощение самого действия. Отсюда же - обилие патетики и нагнетание ужаса. Мир для Сенеки - "поле действия слепого, неумолимого рока, которому человек может противопоставить лишь величие субъективного самоутверждения, несокрушимую твердость духа, готовность все претерпеть и, в случае надобности, погибнуть".
(И.М. Тронский. История античной литературы. С. 414.)

Сравним несколько строк из центрального монолога Медеи в разных переводах. Они и покажут нам излишнюю многословность Сенеки и позволят сопоставить три различных подхода к переводу одного и того же текста. Первый перевод (автор - В.Г. Рабинович) наиболее точно соответствует звучанию и смылу подлинника, второй выполнен русским ученым С.М. Соловьевым и стилизован под пятистопный ямб Шекспира и Пушкина, третий - ломоносовский - дает представление о становлении русского стиха в самом его начале.

 Ударил в сердце страх, все тело холодом
Сковало, гнев погас в груди трепещущей.
Вернулась мать, прогнав жену безумную.
Моих детей, родных моих ужели же
Я кровь пролью? Уймись, о гнев безумящий!
Гнуснейший грех, злодейство небывалое,
Прочь от меня! Какое искупать им зло?
Зло, что Ясон отец им, зло страшнейшее,
Что мать - Медея. Смерть им! Не мои они.
Смерть им - они мои. От преступления
Они чисты. Но так же был и брат мой чист.
Что ты, мой дух, колеблешься? Зачем кропят
Лицо мне слезы? Для чего любовь и гнев
Рвут сердце? На волнах ношусь, бессильная.
Когда сойдутся в битве ветры быстрые,
И в море поднимают волны встречные,
Кипит пучина, - и такой же бурею
Бушует сердце. Друг над другом верх берут
То гнев, то жалость. Горе, сдайся жалости!

***

Но ужас сердце сжал, и холод - в членах,
И дрожь - в груди. Ушел куда-то гнев,
Вернулась мать, супругу прогоняя,
Ужель пролью я кровь моих детей?
О, нет! Придумай что-нибудь получше!
Пускай уйдет подальше от меня
Безбожное, неслыханное дело!
За грех какой прольют бедняжки кровь?
За то ль, что рождены они Язоном
И матерью Медеей? Пусть падут!
Ведь не мои они, пускай погибнут...
Они мои, и нет на них вины,
Они так непорочны. Это - правда...
Но разве был виновен брат? Зачем
Колеблешься, душа моя, и слезы
Кропят лицо? Зачем любовь и гнев
На части рвут взволнованную душу?
Как яростные ветры бой ведут,
Со всех сторон гоня морские волны,
И море неуверенно кипит,
Так и в моем забушевавшем сердце
Любовь и гнев друг друга гонят прочь.
Гнев, уступи любви!..

***

К неслыханному злу рука моя готова.
Примите, дети, казнь за отческу неверность.
Трепещет грудь моя и члены цепенеют!
Отходит лютость прочь: я стала снова мать.
Ах, как мне кровь пролить драгих своих детей?
Однако, не мои, пускай уже погибнут.
Ах нет, они мои! и ничему невинны!
Но равно как они, и брат невинен был.
Что зыблешься, мой дух? и слезы что текут?
Любовь влечет в страну, а гнев влечет в другую.
  

По большому счету, Сенека-драматург говорит то же, что и Сенека-философ. Герои его - люди великой силы и страсти. Федра его - абсолютная обольстительница, Геракл - великий труженик и страдалец. На этих примерах он делает то же, что и в своих "Нравственных письмах" - учит жить, исследовать психологию.

"Каждая эпоха, - пишет известный филолог и переводчик с латинского С.А. Ошеров, - отбирает и своих авторов, и свое у каждого автора. Наше дело - понять, чего хотел Сенека. Он хотел писать трагедии, но так, чтобы они были соотнесены с жизнью; для этого он хотел от них пользы и правды, как сам их понимал. В этом - и объяснение, и оправдание всех несовершенств его драматургии" (С.А. Ошеров. Сенека-драматург. В кн.: Луций Анней Сенека. Трагедии. М.: Наука, 1983).

Вопросы

  1. Каковы основные положения нравственной философии Сенеки?
  2. В чем смысл новых вариаций на старые темы в литературе и конкретно в трагедии Сенеки "Медея" по сравнению с одноименной трагедией Еврипида?
  3. Как вы поняли, что такое эссе?

 

  1. Введение
  2. Рим и мир. Этруски в "Стране телят"
  3. Рим и мир. Город на семи холмах
  4. Рим и мир. Олимпийцы по-римски
  5. Рим и мир. Новаторы, консерваторы и первые литераторы
  6. Рим и мир. Цицерон и римская риторика
  7. Рим и мир. Два Цезаря
  8. Рим и мир. "Серебряный век"
  9. Рим и мир. Историки империи
  10. Рим и мир. Поздние греческие мыслители и дневник императора марка Аврелия
  11. Персоналии. Лукреций: философия в стихах
  12. Персоналии. Любовь и ненависть Катулла
  13. Персоналии. Вергилий: предзнаменования и шедевры
  14. Персоналии. Гораций, Тибулл, Проперций: "золотая середина" "золотого века"
  15. Персоналии. Овидий: метаморфозы музы и судьбы
  16. Персоналии. Сенека: философия нравственности
  17. Персоналии. Петроний: империя наизнанку
  18. Персоналии. Злоключения Апулея из Мадавры
  19. Персоналии. Марциал и Ювенал: насмешка эпиграммы и хлыст сатиры
  20. Заключение

«Литература Древнего Рима. Очерки истории зарубежной литературы»
Год издания: 1996

Виктор Распопин