Главная     Лики книг     Электронная книга     Киновзгляд     Гостевая  

Главная

О сайте

Сотрудничество

Ссылки

Иллюстрации

 
Яндекс.Метрика

Rambler's Top100

ђҐ©вЁ­Ј@Mail.ru



Dleex.com Rating



КИНОВЗГЛЯД

ТАРАС БУЛЬБА

Режиссер Владимир Бортко
Сценаристы: Владимир Бортко, Игорь Матюшин
Оператор Дмитрий Масс
Композитор Игорь Корнелюк
Продюсеры: Антон Златопольский, Сергей Шумаков, Рубен Дишдишян
Актеры: Богдан Ступка, Сергей Дрейден, Владимир Вдовиченков, Игорь Петренко, Магда Мельцаж, Михаил Боярский, Владимир Ильин, Юрий Беляев, Даниель Ольбрыхский, Ада Роговцева и др.
Продолжительность 130 мин.
Жанр: драматический боевик
Производство: Россия, 2009


Год выпуска: 2009

    Хорошо ли, что крепкий профессионал Владимир Бортко, оставив в покое криминальные сериалы, раз за разом экранизирует русскую классику? Хорошо - потому что хотя бы таким образом слова, сказанные Достоевским и Гоголем, доносятся до ушей, привыкших к мату и фене, и, может быть, запоминаются их (ушей) обладателям - хотя бы оттого, что непривычны. Другой вопрос - хорошо ли крепкий профессионал Владимир Бортко эту самую классику снимает, адекватно ли тому, что классики написали? 
    Давайте не будем сейчас впрямую говорить о гоголевском повествовании - все равно нам не переговорить многих и многих исследователей его творчества. Давайте не будем вспоминать превосходную экранизацию "Собачьего сердца" - о ней написано едва ли не больше, чем о булгаковском оригинале. Не станем вспоминать слишком подробную, топкую какую-то версию "Идиота", за уши вытянутого из болота слишком подробного чтения романа в лицах лучшими актерами нынешнего времени Мироновым и Машковым. Не станем вспоминать и провальную телеверсию "Мастера и Маргариты", в которой режиссер, выполняя госзаказ, умудрился не только ошибиться с подбором актеров и - цитирую Вознесенского - ханжески "закутать Венерам брюхо", но вдобавок еще - опять же при подробнейшем прочтении романа в лицах - нагородить ни к селу ни к городу нелепой отсебятины.
    Давайте посмотрим, как крепкий профессионал и главный экранизатор классики Владимир Бортко выполнил новый госзаказ к 200-летию со дня рождения Гоголя и снял не отечественную "Илиаду" (а молодой Гоголь, сочиняя "Тараса Бульбу", стремился создать именно эпос в духе "Илиады" - это всем известно!), не лихой исторический боевик, подобно тому, как совсем недавно экранизировал роман Сенкевича на близкую тематику Ежи Гофман, но обреченную на скорое забвение патриотическую агитку. Добавлю: не потому обреченную на забвение, что фильм совсем уж не удался, а потому именно, что агитка - она ведь, как газета, живет один день.
    Увы, госзаказчиков, да и самого режиссера заботило не художество, а прежде всего (если не только) национальная идея. Ну, понимаете ли, не всем ведь даже из единодушно голосующих за Владимира Путина приходится по сердцу советский государственный гимн, между прочим, звучащий под развевающимся флагом угробленной Советами России, да еще ж и в кремлевских стенах, украшенных царскими двуглавыми орлами. Понимаете, о чем я?
    Верно, я о заказчиках национальной идеи, буквально следующих дивным словам Николая Васильевича о том, что, мол, ежели бы к лицу одного господина да прилепить бы брови другого товарища... Об усах третьего давайте лучше промолчим.
    Вследствие сказанного национальная  идея в картине Владимира Бортко нарисовалась следующим образом. Атаман-русофил Бульба зажигает банду головорезов, только что написавших письмо турецкому султану о том, что, мол, видали они его, султана вкупе с собаками-ляхами, в домовине без белых тапочек, на патриотический подвиг за Русь-матушку, птицу-тройку православную - оттого и летит она так быстро-далёко, аж за середину Днепра залетает. Банда головорезов - Сечь, бандитский сброд, беглые каторжники - на наших глазах превращается чуть ли не в организованную государственно-патриотическими помыслами дружину, ведомую в чисто поле и дальше, за горизонт, тремя богатырями (один из которых, собака, окажется в дальнейшем настоящим Поповичем и предаст и брата Добрыню, и отца родного, и все товариство поганым ляхам на растерзание - смерть ему, собаке, собачья от недрогнувшей руки породившего его!) под плавное кружение в синих небесах белого журавля. Товариство поляжет всё, ну почти всё, красиво поляжет, с прочувствованными словами, аки гомеровы ахеяне и Гекторы то ж... Натурально, Владимир Бортко не только ж Гоголя читал, но и про Гоголя тоже. Короче говоря, "Илиада". В русской грязи по колено, в миргородской луже по уши, истекая клюквенным соком. Вот и Голубенку убили, и второго Голубенку, и третьего. Вот и Мосия Шило убили, и некому теперь будет у Хилькевича играть д` Артаньяна восемьдесят лет спустя...
    Да нет, вовсе не безнадежное кино замастрячил крепкий профессионал Владимир Бортко - на то он и крепкий профессионал. Среднестатистическое наше кино, постсоветское, про поиски национальной идеи, с мелодичной, но не шибко впечатляющей музыкой Корнелюка, не готового, видимо, к соцсоревнованию с александровским гимном СССР, цветное кино, широкоэкранное, с многочисленными черно-белыми лирическими отступлениями-воспоминаниями о "золотом веке" детства героев, с морем разливанным казацкой кровушки, отрубленными конечностями и башками, подымаемыми бесстрастным палачом из Лилля ввысь за чупрыны, с лениво помахивающей бердышами массовкой и - не в пример массовке - старательной игрой актеров старшего поколения, несколько скучающих, конечно, без зажигательного друга Бубы Кикабидзе (опрометчиво отказавшегося от ордена за дружбу, потому что какая уж там дружба, когда война, и оттого не приглашенного в главный блокбастер юбилейного гоголевского года), но все ж таки нет-нет да и дающих молодежи очка вперед харизмой, наработанной еще в те времена, когда черноморские курорты были всесоюзными здравницами, а бескрайна Украйна - опять же всесоюзной житницей.
    Героическая, короче говоря, такая ностальжи, в которой рубилово происходит в Малороссии, а говорят исключительно на правильном русском и только про Русь-матушку, единую и неделимую. И хохол Ступка говорит, и еврей Дрейден, и москали Боярский, Ильин, Беляев говорят, и не разбери кто Вдовиченков. И даже вездесущий Безруков, оставшийся ныне за кадром, читает из Гоголя те отрывки, где нет места нежинскому национальному колориту.
    В общем, этакий Гоголь без акцента, без мягкого "г". Скажете, я придираюсь? Да ничуть! Добротное кино, которое соберет кассу и тут же почиет в бозе, ровно как голливудские блокбастеры, после которых ни в памяти, ни тем более в душе ничего не остается. Нужен нам такой Гоголь? А какой Гоголь нам нужен?
    А кто его знает!..
    Теперь об актерах, на которых главный постсоветский экранизатор классики кататься любит, но не всегда угадывает, кого лучше запрячь. Со Ступкой - вопросов нет. Это его роль, и если бы еще режиссер не пытался делать из Ступки Мордвинова или Симонова, то есть не заставлял бы Тараса Бульбу зажигать сердца казацкой братвы речами Петра Великого, произнесенными государем перед регулярным войском накануне Полтавской битвы, гоголевский герой выглядел бы на экране идеально. Для зажигательных же речей, сдается, актеру чуть-чуть не хватает героической харизмы. Тем не менее, фильм состоялся прежде всего благодаря Ступке. И еще, конечно же, благодаря идеально сыгравшему жида Янкеля Сергею Дрейдену. Эти двое, подобно Миронову и Машкову в "Идиоте", выволакивают на своих плечах в целом среднестатистический боевик на уровень драмы, хотя и не в состоянии сделать из него эпос, к слову сказать, не очень-то получившийся даже у самого Гоголя. Что касается очень-очень старавшегося в своей крохотной роли Михаила Боярского, игру которого критики оценивают прямо противоположно: от гениальной до бездарной, скажу так: по-моему, Михаил Сергеевич здесь сыграл свою третью главную роль в жизни. Да, его Мосий Шило, действительно, похож на д` Артаньяна, пусть на обреченного д` Артаньяна - и что?!. Кто такой д` Артаньян? Прежде всего солдат, и тогда так ли уж сильно профессиональный воин отличается от удалого казака - читай солдата перекати-поле Мосия Шило? Д` Артаньяна тоже ведь, и вполне успешно, можно трактовать по-разному: так, как это делал Жерар Барре в картине Бордери и по его стопам Боярский у Хилькевича, и совершенно иначе - так, как это делал в английской экранизации "Трех мушкетеров" Майкл Йорк, или даже так, как трактовал его удивительнейший Армен Джигарханян в старом отечественном телеспектакле по мотивам романа "Двадцать лет спустя". Дело, понимаете ли, в том, что именно в угольях-очах Боярского - и ничьих иных, даже и не в глазах Ступки! - полыхает трагический эпос: всяк обречен на гибель, а бессмертие суждено герою только в песне.
    Прочие актеры, за исключением Ады Роговцевой, бессловесно и совершенно точно за пять коротких минут на экране прожившей всю печальную долю матери, не блещут. Пожалуй, из всех можно выделить лишь Игоря Петренко, не без некоего понимания и сочувствия изобразившего драму человека, совершающего неверный - с патриотической, но отнюдь не с гуманистической точки зрения - выбор. Топорноватый  же Вдовиченков сумел лишь красиво умереть, при этом явно стараясь под Гибсона в "Храбром сердце". Вряд ли так же небольшие эпизоды, сыгранные Юрием Беляевым и Владимиром Ильиным, чем-то могли бы запомниться зрителю. Что же до Ольбрыхского, я, например, узнал о его участии в фильме только после тщательного изучения титров. Ну и наконец о панночке, с каковыми, в особенности судя по Маргарите и Настасье Филипповне, у Владимира Бортко давняя проблема. Панночка, как и должно быть, никакая. В меру симпатичная, в меру задирающая нос перед мужичьем, в меру страстная в поцелуях, в меру обнажающаяся, зачем-то еще рожающая в муках, чего отродясь не было у Гоголя, наконец-таки и помирающая без всякого зрительского сожаления. Нормальная, в общем, панночка, не хуже прочих бортковских Маргарит. Отчего влюбился именно в нее Андрий, понять невозможно, да, наверное, и не нужно - любовь, как похмелье, штука тонкая.
    Ну вот, пора подытоживать, если вы, читатель, еще не бросили пялиться в эту галиматью. Скажу так: прежде чем приказать долго жить нашим надеждам, фильм Владимира Бортко "Тарас Бульба" обещал быть хорошим, но, как "Титаник", до Голливуда не дотянул, напоровшись на рифы острова мертвых - той давно обледеневшей идеологии, которую растопить одними благими намерениями не удастся, даже если в качестве дров самые знаменитые и самые влиятельные кочегары будут использовать тексты из школьной хрестоматии. Ведь нельзя же, в самом-то деле, вступать в сотый раз в одну и ту же воду - об этом еще древние греки предупреждали. Тем более что вода сия давным-давно зацвела, а какие ж зерна могут прорасти из всемиргородской нашей лужи!.. Может, перед тем как сеять, следовало бы подумать о том, как лужу осушить?..

Фильм «ТАРАС БУЛЬБА»
Год выпуска: 2009

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я Прочие

Виктор Распопин