Главная     Лики книг     Электронная книга     Киновзгляд     Гостевая  

Главная

О сайте

Ссылки

Иллюстрации

 
Яндекс.Метрика

Rambler's Top100

ђҐ©вЁ­Ј@Mail.ru



Dleex.com Rating



ЛИКИ КНИГ

Подвиг контрразведчика, или Момент истины Владимира Богомолова

Богомолов, Владимир Осипович

Момент истины (В августе сорок четвертого): роман.

Иван: рассказ


Рецензент: Распопин В. Н.

bogomol-03Новелла «Иван» рассказывает историю 12-летнего мальчика, семью которого расстреляли фашисты у него на глазах. Подросток прибивается к воинской части, где и служит разведчиком, успешным и неуловимым уже потому, что себя не жалеет. Это значительно более жесткий вариант истории, рассказанной Валентином Катаевым в повести «Сын полка», и столь же жестокий, как история героя фильма Элема Климова «Иди и смотри».

Роман «В августе сорок четвертого» («Момент истины») посвящен деятельности советской контрразведки, по сути же, трех ее представителей, на территории освобожденной Белоруссии, где еще царит хаос, а недобитый враг особенно страшен, потому что совершает теракты, легко укрываясь не только в обширных лесах, окружающих деревни, но и в самих деревнях и городах, оккупированных им еще накануне. Этим людям предстоит за несколько дней отыскать и обезвредить мощную вражескую группировку для того, чтобы армия могла без опаски двинуться дальше на запад. Ставка требует немедленного решения, в противном случае планирует войсковую операцию, которая – это точно знают профессионалы! – успеха скорее всего не принесет, ибо разведке успешно может противостоять только контрразведка. Но время не ждет, Сталин требует, враг таится, армия рвется на запад. Меж тем, отношение к особистам едва ли не всех окружающих традиционно прохладное, а им необходимо исполнить свой долг…

Владимир Богомолов, автор лучшего документального-приключенческогоbogomol-01 произведения о Великой Отечественной войне, - фигура в русской литературе, может быть, самая неуловимая, двоящаяся, как и должно представителю разведки. Точных, а вернее однозначных сведений о его биографии найти не удается. У него не одна фамилия, не одно отчество. Интервью его противоречивы. Тексты его не поддаются однозначному толкованию, а их герои, как мальчик Иван из одноименной новеллы, лишь временами выходят из тени, чтобы, несколько раз появившись и заинтриговав читателя, навсегда в ней скрыться. Даже те герои, что наиболее разработаны автором, как аналитик капитан Алёхин или боевик старший лейтенант Таманцев из «Момента истины», как бы скрыты отчасти белорусским туманом.

Так, как писал Богомолов, скрываясь за настоящими или подложными (вымышленными) документами, не писал больше никто, даже Юлиан Семенов. Юрий Тынянов, поясняя основной принцип своей работы над историческим романом, говорил: «Я начинаю там, где кончается документ». Так вот, Богомолов, не начинает и там, где документ закачивается. Он его продолжает, придумывает, нередко делая подложный документ более настоящим, чем тот, который только что закончился. Собственно, эти авторские, выдуманные богомоловские документы, может быть, и есть – самое интересное в его творчестве.

А полускрытые в ночной тьме или белорусском тумане герои, принципиально полупроявленные автором – разведчики же и контрразведчики! – тем сильнее будоражат читательское воображение. Именно поэтому, думается, очень кинематографические, по сути, монтажные вещи Богомолова плохо поддаются перенесению на экран. Ведь документ не экранизируешь, время не растянешь и не сожмешь, так, как его можно сжать и растянуть в литературе (это, кстати, главный прием Богомолова), а герои не имеют и не должны иметь отчетливого облика. Отсюда неудача обеих экранизаций «Момента истины». Одна, советская, вообще не состоялась, вторая, постсоветская, разочаровала, несмотря на то, что в главных ролях были заняты лучшие актерские силы нашего времени. Экранизация же «Ивана», осуществленная молодым Андреем Тарковским в фильме «Иваново детство», если не воспринимать картину как экранизацию, а смотреть как философское высказывание гениального лирика, - да, именно лирический шедевр, коим повесть отнюдь не является, да и вообще никакой лирикой не грешит. Да оно и так: до лирики ли СМЕРШевцам в сорок четвертом году!..

О чем еще важно сказать? О том, что действие всех вещей Богомолова, очень жестких и лишенных жалости к читателю, происходит в конце войны и напоминает нам, что никакого облегчения людям не было все эти страшные четыре года. Выбили из Белоруссии явного врага, остался тайный, может быть, еще более страшный и жестокий. И так – до конца, до мая сорок пятого, да ведь и после капитуляции тоже. Мировые войны не заканчиваются в одночасье. А может, не заканчиваются никогда. Думаю, об этом и говорит нам профессионально знающий работу спецслужб Владимир Богомолов.

bogomol-02

Самое темпераментное и развернутое высказывание о творчестве этого автора, насколько я знаю, принадлежит Дмитрию Быкову. К нему я и отсылаю тех, кто хочет подробнее узнать о двух больших романах Владимира Богомолова – «В августе сорок четвертого» и «Жизнь моя, иль ты приснилась мне…»

«Подвиг контрразведчика, или Момент истины Владимира Богомолова»

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Виктор Распопин