Главная     Лики книг     Электронная книга     Киновзгляд     Гостевая  

Главная

О сайте

Сотрудничество

Ссылки

Иллюстрации

 
Яндекс.Метрика

Rambler's Top100

ђҐ©вЁ­Ј@Mail.ru



Dleex.com Rating



ЛИКИ КНИГ

Носов – The Best, или О любимых детских книжках полвека спустя

Носов, Николай Николаевич
Носов, Николай Николаевич. Всё о фантазёрах: повести и рассказы / ил. И. Семенова, О. Чумаковой, В. Чижикова. – М.: Махаон, 2015. – 528 с., ил. – (Всё о…)
Носов, Николай Николаевич. Всё о Незнайке и его друзьях: повести / ил. Е. Двоскиной, А. Лаптева. – СПб.: Азбука, 2015. – 800 с., ил. – (Всё о…)

Год издания: 2015
Рецензент: Распопин В. Н.

Полвека тому назад, в середине 60-х, десятилетние ребятишки на просьбу назвать любимого писателя, несомненно, самым первым или одним из самых первых назвали бы Николая Носова, автора Незнайки. Равно и повести про его приключения указали бы в числе самых любимых книжек. «Незнайку» зачитывали до дыр. И, что самое удивительное, читают до сих пор, хотя… Впрочем, об этом «хотя» поговорим чуть позже.
 
Большой популярностью пользовались во времена моего детства и рассказы Николая Носова, такие, как, например, «Бобик в гостях у Барбоса», «Живая шляпа», «Мишкина каша» или «Фантазеры», а также повесть «Витя Малеев в школе и дома». Их тоже читали и неоднократно перечитывали. И вполне заслуженно. Почему (помимо, разумеется, того, что все эти вещи превосходно написаны) - об этом тоже чуть позже.
 
Прежде всего – несколько слов о самом Николае Николаевиче Носове. Биографических сведений об этом замечательном писателе и режиссере-мультипликаторе, как ни странно, в общедоступных источниках опубликовано немного. Вот основные из них.
 
Николай Николаевич Носов родился в ноябре 1908 года Киеве (одном из крупнейших тогда городов Российской империи), в семье эстрадного артиста. Детство будущего писателя прошло в маленьком городе Ирпень, ранняя юность – в Киеве, где он учился в художественном институте. Но до института была гимназия, после победы большевиков ссохшаяся до общеобразовательной семилетней школы, были Первая мировая война, революция и гражданская война, бушевавшие на Украине с особой жестокостью. Голод, холод, а затем и тиф пришлось пережить семье Носовых, в которой, кроме Николая, было еще трое детей. К счастью, никто не умер, а старшие братья – Петр и Николай – впоследствии вписали в альбом советской культуры несколько ярких страниц.
 
Сын артиста, Коля обожал театр и эстраду, собирался учиться игре на скрипке, но в отроческие годы его приоритеты изменились. Он увлекся химией и вынужден был уже в 14 лет пойти работать. Торговец газетами, косарь, землекоп, чернорабочий на бетонном и кирпичном заводах – вот неполный послужной список юноши, чье становление пришлось на ранние послереволюционные годы в истории нашей страны. Однако без высшего образования ни сам Николай, ни его семья будущего не мыслили. Увы, на химфак Киевского политеха Николаю Носову поступить было не суждено – семилетки для поступления в это учебное заведение было недостаточно. К тому же юноша вдруг всерьез увлекся кинематографом и в результате поступил в Киевский художественный институт, откуда через два года перевелся в Московский институт кинематографии.
 
Обо всем этом писатель рассказал в своих поздних автобиографических повестях «Тайна на дне колодца» и «Повесть о моем друге Игоре». Никаких других, сколько-нибудь серьезных биографических и литературоведческих книг о Николае Носове – самом настоящем классике, если не считать сборника воспоминаний о нем современников, вышедшего в 1985 году, насколько я знаю, не существует. Печальный, но, увы, совсем нередкий факт в нашей истории, практически подтверждающий крылатую фразу «Несть пророка в своем отечестве».
 
А ведь прожил Николай Николаевич Носов большую и яркую творческую жизнь. После окончания института он два десятилетия, совпавшие в личной жизни писателя с великой и страшной эпохой строительства нового, невиданного в мире социального строя и величайшей в мировой и российской истории Второй мировой войны, работал в области документального и научно-популярного анимационного кинематографа, а с 1938 начал писать и публиковать в журнале «Мурзилка» рассказы для детей, быстро принесших ему у читателей заслуженный успех. После окончания войны Николай Носов становится профессиональным писателем, однако связей с кинематографом – анимационным и игровым – не теряет: список фильмов, снятых по его рассказам и сценариям (в том числе и старшим братом, Петром – известнейшим в середине прошлого века мультипликатором) насчитывает десятки наименований.
 
Основные сборники рассказов и повести Николая Носова («Тук-тук-тук», «Ступеньки», «Веселая семейка», «Дневник Коли Синицына», «Витя Малеев в школе и дома») первыми изданиями вышли во второй половине сороковых – начале пятидесятых годов. Следующее десятилетие было отдано Незнайке. Конец 60-х – сатирической и педагогической прозе для взрослого читателя, первая половина 70-х – автобиографическим повестям.
 
Умер Николай Носов в июле 1976 года, вырастив сына Петра, который тоже стал классиком, только в области фотографии, и внука Игоря, пошедшего по стопам деда и отца и ставшего профессиональным фотографом и детским писателем.
 
Наиболее полным изданием сочинений Н.Н. Носова стал четырехтомник, вышедший в издательстве «Детская литература» в начале 80-х годов. Отдельные книжки и большие сборники произведений писателя переиздаются по сей день. Мы с вами поговорим сегодня о двух больших томах, вышедших в 2015 году в Москве и Петербурге в популярной серии «Всё о…». В первый из них, который называется «Всё о фантазёрах», вошли лучшие рассказы и основные повести Носова (кроме автобиографических), во второй – «Всё о Незнайке и его друзьях» - знаменитая сказочно-фантастическая трилогия. В ближайшем будущем я надеюсь рассказать вам об автобиографических повестях писателя, а может быть, и о книге воспоминаний о нем.
 
Сборник «Всё о фантазёрах» включает в себя 26 рассказов и четыре повести – наиболее известных и любимых детьми многих поколений. Книга оформлена черно-белыми рисунками известных художников-иллюстраторов, любимых читателями не меньше, чем носовские тексты. Рассказывать о рассказах, согласитесь, невозможно, а о рассказах Носова – в особенности, ведь они очень коротки, ироничны, почти сплошь состоят из диалогов и вместе с тем психологически совершенно достоверны. Вот это сочетание психологической точности и юмора, да еще выраженное преимущественно через диалог, и создаёт индивидуальный, ни на кого не похожий, легко узнаваемый и незабываемый стиль Николая Носова. Никто больше не писал так, как он. И никто так не напишет. Да, похожие житейские ситуации можно найти в рассказах Юрия Сотника, схожих героев – у Виктора Драгунского, но это – приметы эпохи, в которую жили и творили все названные авторы. Различий между ними намного больше, нежели сходства. Похожи друг на друга их прически и одежды, дворы, в которых они играют, классы, в которых учатся, сами же ребятишки совершенно оригинальны.
 
Вот, скажем, «Фантазеры». Текст от автора занимает в общей сложности от силы полстранички. Все остальное живой диалог на тему «кто кого переврёт». Но это же не просто враньё, перешедшее на страницы носовского рассказа прямиком из «Тома Сойера», это бурлеск воспитательный, потому что в ходе совсем маленького рассказика не только нагромождаются друг на друга горы мальчишеского фанфаронства (они и фанфаронят-то по-разному, эти ребятишки, по ходу сочинения небылиц проявляя свои индивидуальные качества), но и вырисовываются житейские ситуации, выявляются наглядные примеры того, «что такое хорошо и что такое плохо», каким может быть маленький человек и каким он должен быть. Без всякого педагогического занудства, без прописей и оценок за поведение.
 
Ровно то же, только еще смешнее, показано на примере уже не людей, а собак, в рассказе, или, пожалуй, даже в веселой прозаической басне «Бобик в гостях у Барбоса». Там ведь тоже за горами фанфаронских фантазий прячется до поры простая, но очень важная для всех нас мораль. Какая? Попробуйте сформулировать сами. Перечитайте также рассказ «Мишкина каша» и попробуйте сопоставить его с «Бобиком…» на предмет сходства и различий. Уверен: вам будет очень интересно и полезно взглянуть на творчество Николая Носова под таким углом. Более того, проведя эти сопоставления на уровне рассказов, вам захочется произвести такие же исследовательские опыты и с крупными вещами писателя. И, например, в «Незнайке» вы без труда найдете и фантазеров, и Бобика с Барбосом, и Мишку с кашей, и много других интересных совпадений с рассказами, которые вообще-то никакие не совпадения, а писательские приемы и литературные темы и вариации.
 
Что же касается житейских – назовём их так – повестей Носова, то, кроме, может быть, «Приключений Толи Клюквина» - скорее большого рассказа, нежели повести, они, замешанные, как и новеллы, то на фантазерстве, а то и на фанфаронстве, по сути, являют собой, пожалуй, не столько назидательные и одновременно веселые иллюстрации непоседливого мальчишеского житья-бытья, сколько истории воспитания детского характера посредством облагораживающего увлечения, требующего немалого труда. Такова «Веселая семейка» - занимательная история о том, как городские ребятишки 10-11-летнего возраста затеяли построить в домашних условиях инкубатор и вырастить цыплят. Таков «Дневник Коли Синицына» - история о том, как их сверстники во время летних каникул занялись пчеловодством. Такова и повесть «Витя Малеев в школе и дома», рассказывающая о преодолении лени и школьной неуспеваемости благодаря немалым волевым усилиям и настоящей мальчишеской дружбе.
 
Как я уже говорил, все эти повести написаны были в конце сороковых – начале пятидесятых годов («Витя Малеев…» был удостоен престижной Сталинской премии, которая впоследствии стала называться Государственной, еще в 1952 году), однако – вот поистине удивительное дело! – ничуть не устарели, и сегодня перечитываются с тем же захватывающим интересом, а местами и с щенячьим восторгом, как читались они и полвека назад. При этом читатель-то у них совсем новый и юный, никакого представления о реалиях советской послевоенной жизни не имеющий. Казалось бы, он должен воспринимать все эти истории как своего рода фантастику, как того же «Незнайку», но… И тут, если не повторять славословий недюжинному таланту и мастерству автора, следует вспомнить о тайне творчества и секретах творца, без которых настоящей литературы и настоящего искусства не бывает. И мы с вами встречаемся с этими тайнами и секретами не в первый и, конечно, далеко не в последний раз.
 
Именно тайной творчества, секретом подлинного таланта только и можно объяснить нестареющую популярность у все новых и новых поколений читателей фантастических историй про Незнайку. Конечно, в те далекие пятидесятые фантастики у нас издавалось очень мало, а создавалось еще меньше. В особенности фантастики для детей. Можно даже думать, что носовские повести были едва ли не первыми ласточками. Но сегодня-то выбор огромен, а истории про Незнайку по-прежнему читаются на ура.
 
Ну, хорошо, первая часть – «Приключения Незнайки и его друзей» - оригинальнейшая сказка, которая, если и имеет хоть какое-то сходство с более ранними детскими книжками, так, пожалуй, с «Городком в табакерке» Владимира Одоевского и «Золотым ключиком» Алексея Толстого, и то лишь в некоем психологическим родстве главных героев, да в самом ироническом взгляде этих героев на тех, кто их окружает. Именно сказка, а хорошая сказка современна всегда. Но ведь продолжения – «Незнайка в Солнечном городе» и «Незнайка на Луне» - никакие уже не сказки, а фантастические повести, причем первая одновременно учебник по футурологии, а вторая – просто детская энциклопедия точных наук, да мало того, еще и политической экономии.
 
А может, именно в том и разгадка непреходящей популярности трилогии, что, помимо великолепно прописанных персонажей, помимо иронии, с которой все это сделано и даже сатиры - мягкой на благополучное (читай – коммунистическое и социалистическое) и жёсткой - на неблагополучное (читай – капиталистическое) общества, помимо занимательных приключений и богатого разнообразия характеров персонажей, книжки про Незнайку – это еще, а может, и в первую очередь – занимательные, да что там занимательные - захватывающие учебники самых разных наук. И как раз в этом плане у книжек про Незнайку есть классический предшественник – повесть Сельмы Лагерлёф «Путешествие Нильса с дикими гусями», первый в большой литературе учебник географии и истории, написанный в жанре сказочной повести.
 
Так что, оригинальная (а не пересказанная в отличие от, например, того же «Золотого ключика» или «Волшебника Изумрудного города») история Незнайки вообще-то с корнями уходит в мировую литературу и еще и потому является неотъемлемой частью ее классического ряда. Точно так же, как и сам, неунывающий, как Буратино, остроумный, как Том Сойер, но и обладающий, как выясняется в конце концов, тонкой, чувствительной и преданной своим друзьям и родному дому душой Незнайка – герой истинный, а значит и бессмертный. Как бессмертна человеческая мечта о лучшей доле, утопия о дивном мире, о Знайке, который никогда не бросит в беде и вовремя придет на помощь, что бы ты, весельчак и неслух Незнайка, ни натворил.
 
Пересказывать сюжет «Незнайки» бессмысленно – его знают даже те, кто еще отчего-то не прочёл книжку, ведь большинство приключений любимого героя давным-давно перенесено на экраны во множестве мультфильмов, в создании которых нередко принимали непосредственное участие как сам Николай Николаевич Носов, так и его старший брат, известный художник и режиссер-мультипликатор Петр Николаевич.
 
С ними обоими нам еще предстоит встретиться, надеюсь, в самом скором времени.

«Носов – The Best, или О любимых детских книжках полвека спустя»
Год издания: 2015

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Виктор Распопин