Главная     Лики книг     Электронная книга     Киновзгляд     Гостевая  

Главная

О сайте

Сотрудничество

Ссылки

Иллюстрации

 
Яндекс.Метрика

Rambler's Top100

ђҐ©вЁ­Ј@Mail.ru



Dleex.com Rating



ЛИКИ КНИГ

О литературе и искусстве

Святополк-Мирский Д.П.

: Статьи и рецензии 1922 – 1937 / Сост., подг. текстов, коммент., мат-лы к библиографии О.А. Коростелева и М.В. Ефимова; вступ. статья Дж. Смита. - М.: Новое литературное обозрение. - 616 с. – (Филологическое наследие)


Год издания: 2014
Рецензент: Распопин В. Н.

    В последние годы мне не раз приходилось писать о книгах Святополка-Мирского, в частности, о знаменитой его «Истории русской литературы» и о составленной им антологии «Русская лирика». Сославшись на прежние статьи, в данном случае я не стану вновь сообщать биографические сведения об авторе, князе и марксисте (сочетание не такое уж и уникальное для ХХ века, вспомним хотя бы кинорежиссера Лукино Висконти – герцога и коммуниста), критике и публицисте, полиглоте и, верно, единственном русском литераторе, который под стать Набокову писал на английском не хуже, чем на русском. А может быть, и лучше, хотя бы потому, что написанное им на английском лишено той публицистической тенденциозности, которой исполнена русскоязычная часть его наследия. Сказанное в особенности характерно для позднего творчества Мирского, того Мирского, который окончательно перестал быть Святополком. 
    Именно этот Мирский главным образом и представлен в новой книге, вышедшей в серии «Филологическое наследие» издательства «Новое литературное обозрение», представляющей собой академическое по принципу, то есть выверенное и откомментированное О. Коростелевым и М. Ефимовым, издание до сих пор не переиздававшихся статей и рецензий, публиковавшихся в отечественной и зарубежной периодике в 20-е – 30-е годы прошлого века. Помимо самих текстов, многие из которых впервые переведены на русский язык М.В. Ефимовым, и научного комментария к ним, эта большая, качественно изданная книга содержит полный указатель встречающихся в тексте имен и, что особенно интересно, большой раздел «Материалы к библиографии», в котором представлено библиографическое описание всех известных на сегодняшний день публикаций критика.
    Читать эту книгу целиком неподготовленному человеку будет, может быть, и неинтересно. Лучше обратиться к его «Истории русской литературы». Для тех же, кто имеет представление об эпохе и ее литературе, напротив, настоящее издание представляет большой интерес. Причина проста, печальна и поучительна: этот том, помимо того, что подробно представляет писания Мирского за два десятилетия, не меньше рассказывает и о его личной трагедии и о трагедии русской культуры, увлекшейся политической химерой и утратившей твердую почву под ногами. Удел эмигрантской литературы вообще и героичен и печален, судьба же Мирского – чужого среди своих и не менее чужого среди чужих – трагична вдвойне. И как человека и как литератора.
    Так что, главная тема этой книги, по-моему, - история закономерной гибели очень талантливого человека, не сумевшего прижиться  ни на Западе, ни на родине. Об этом, в общем, превосходно рассказано в большой вступительной статье английского слависта, крупнейшего специалиста по творчеству Мирского Джеральда Смита. Быть может, рассказано даже и в слишком превосходной степени. Но еще лучше (и правдивей, ибо все же первоисточник) об этом рассказывают статьи Мирского. Тематически они весьма разнообразны, хотя некоторые темы в творчестве этого критика, а именно русская и английская поэзия и филология, можно считать сквозными. 
    Разнообразны они и стилистически. Тексты 20-х годов остроумны, лапидарны и легки, парадоксальны и по-своему глубоки; тексты 30-х постепенно увеличиваются в объеме и при этом утрачивают не только остроту ума, но подчас и всякую остроту, следуют (и не поймешь, только ли по необходимости, или в немалой мере и по велению сердца) в русле кондовой советской критики, лишь изредка посверкивая тщательно скрываемым оригинальным умом и острым глазом того самого Мирского, чью «Историю русской литературы» Набоков называл лучшей. 
    Картина в целом, конечно, печальная. Талантливейший, умный критик, которому приходится утверждать, что Чернышевский лучше Достоевского, а Ценский – Бунина, что Кукрыниксы - гениальные живописцы, что «Поднятая целина» превосходит «Тихий Дон», что главное время в жизни и творчестве Горького (то есть эпоха наивысшего творческого подъема) – «время сталинской Конституции»…
    И все же вторая половина книги не затмевает первую. Именно в первой половине сборника мы встречаемся с тем Мирским, который подарил нам замечательную во всех отношениях «Историю русской литературы». Именно первая половина книги дает нам понять, какой это был критик – от Бога, как бывают от Бога писатели и поэты, музыканты и художники. Именно здесь мы вновь встречаемся с его убойными парадоксами и нетривиальными характеристиками: «жилистый» ум Грибоедова, или «двойная искренность» Льва Толстого, или Томас Харди, ненавидящий Бога «за то, что его нет», здесь же находим одновременно глубокие и блестящие статьи о Пушкине, Байроне, Федине. Здесь же узнаём о том, что наше словечко «высоколобые» есть неточный перевод английского слова «высокобровые»…
    Да много что еще можно узнать, многому удивиться, многому порадоваться и искренне огорчиться, внимательно читая статьи Мирского и комментарии к ним О. Коростелева и М. Ефимова, ведь помимо собственно критических статей и рецензий, в томе представлены выступления критика с трибуны различных мероприятий и обсуждений – вполне типичные для литераторов сталинской эпохи – то гневные, то покаянные, но, в отличие от записных советских критиков все-таки непременно содержащие что-нибудь и помимо покаяний – оригинальную (а значит, по тем жестоким временам, крамольную) мысль или хотя бы проблеск мысли. Здесь же можно познакомиться  и с обзорными, может быть, не столько критическими даже, а общеобразовательными  статьями для неофитов, посвященными грузинской поэзии и таджикской литературе. Не менее любопытны и рецензии на спектакли советских театров по пьесам Шекспира, из которых можно представить себе ранний – до переводов Пастернака – период освоения великого английского драматурга советским сознанием.
    Что же в итоге? Так ли уж сильно разочаровывают поздние писания Мирского, чтобы решительно изменить представление об истинном его уровне? Конечно же, нет, тем более что блестки его ума и таланта оживляют едва ли не каждую страницу солидного по объему тома. Более того, такое построение издания дает возможность прочувствовать и понять как личную трагедию этого недюжинного литератора, так и общую историческую трагедию русской литературы и русской интеллигенции. Впрочем, об этом я уже говорил.
    Остается добавить искреннюю благодарность Олегу Анатольевичу Коростелеву, любезно приславшему мне книгу для рецензии, и в очередной раз выразить восхищение качеством – как научным, так и общим – изданий, которые этот замечательный филолог подготавливает к печати.

«О литературе и искусстве»
Год издания: 2014

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Виктор Распопин