Главная     Лики книг     Электронная книга     Киновзгляд     Гостевая  

Главная

О сайте

Сотрудничество

Ссылки

Иллюстрации

 
Яндекс.Метрика

Rambler's Top100

ђҐ©вЁ­Ј@Mail.ru



Dleex.com Rating



ЛИКИ КНИГ

«Современные записки» (Париж, 1920 – 1940). Из архива редакции. Т. 4

Сборник

/ Под ред. Олега Коростелева и Манфреда Шрубы. – М.: Новое литературное обозрение. – 1152 с., ил.


Год издания: 2014
Рецензент: Распопин В. Н.

    Как это ни грустно, одно из самых лучших изданий, подаривших мне незабываемые дни погружения в ярчайший период истории русской литературы и культуры, завершилось. Сегодня я представляю посетителям «Интерпретаций» четвертый том редакционного архива журнала «Современные записки», подготовленного к печати ведущими современными филологами под редакцией Олега Коростелева и Манфреда Шрубы, вышедший, как и все издание, в «Новом литературном обозрении», в этом году. Многим из того, что поразило меня при знакомстве с «Архивом СЗ», я уже делился с читателями в предыдущих рецензиях: /index_b.php?text=456. Не буду здесь по возможности  повторять сказанного, постараюсь сосредоточить внимание именно на четвертом томе, но, учитывая, что кто-то, возможно, впервые узнает об издании именно из этого отклика, скажу и об общем впечатлении. 
    Огромный по объему четырехтомник (а точнее – пятитомник, так как начиналось издание с вступительной книги «Вокруг редакционного архива "Современных записок" (Париж, 1920 - 1940)», содержащей большое количество статей современных литературоведов, посвященных журналу, и роспись его содержания за двадцать лет существования) представил современному читателю около трех с половиной тысяч тщательно откомментированных, впервые приводящихся без купюр, а временами и восстановленных по смыслу (некоторые документы пострадали от времени и сырости) писем полутора сотен адресантов - авторов журнала к редакторам, редакторов к сотрудникам и друг к другу. 
    Вдумайтесь в эти цифры, читатель! Представьте этих людей… Перед нами – эпоха: пореволюционная, межвоенная, самая яркая и драматичная эпоха ХХ столетия. Причем эпоха не только историческая, но прежде всего культурная, ибо то был недолгий период молчания пушек в Европе, пусть и не во всей Европе. И значит, время, когда имеющий уши мог услыхать пение муз.
    Еще припомните, читатель, чьими устами музы тогда пели. Устами Бунина и Ходасевича, Георгия Иванова и Шмелева, Набокова и Тэффи… А ведь журнал публиковал не только художественную литературу, может быть, даже и не художественная литература задавала в «Современных записках» тон – несмотря на высочайший уровень мастерства авторов. Ведь главный раздел журнала – так, во всяком случае, считали его редакторы, правые эсеры – был все-таки не литературно -художественным, а общественно-политическим, где публиковались, конечно,  и они сами – Марк Вишняк, Илья Фондаминский (Бунаков), Вадим Руднев, и намного более значительные мыслители, политики, ученые, например, в течение нескольких лет из номера в номер – Василий Маклаков, или Георгий Федотов, или Федор Степун. Не менее значительным был и третий отдел журнала, где отслеживалась литературная жизнь эмиграции, где выступали со своими статьями или рецензиями  Петр Бицилли, или Владимир Вейдле, или Георгий Адамович.
    Все они и многие-многие другие представлены в четырехтомнике отдельными подборками писем. Одни из подборок невелики по объему и, как я уже говорил в рецензии на третий том, представляют собой своего рода увлекательные новеллы. Другие подборки объемнее – как повести. А есть и настоящие романы – не только по объему, но главное – по содержанию. Впрочем, в четвертом томе романов, пожалуй, нет. Есть повести. Это переписка редакторов с Иваном Шмелевым, Алексеем Ремизовым, Владимиром Набоковым, Михаилом Осоргиным и Василием Маклаковым. Последний том – это по большей части собрание новелл, очень интересных и увлекательных, но небольших, хотя порой и содержащих в зародыше настоящие романы. Такова, например, оборванная вследствие разочарования в корреспонденте переписка Руднева с Солоневичем. К числу наиболее интересных блоков из 24-х, составляющих том, я бы отнес переписку редакторов со Шмелевым, Осоргиным, Ремизовым, Федотовым и Солоневичем. Но интересны все материалы, потому что талантливы и значительны все корреспонденты.
    Помимо литературной части, в томе представлен большой альбом редких фотографий, часть из которых публикуется впервые. Кроме того, завершают его и все академическое издание в целом объемистые указатели писем и имен. Так же, как и предыдущие тома, четвертый не грешит опечатками, во всяком случае, мне попались лишь одна-две, если не считать нескольких совсем уж мелких «блох».
    К сожалению, в отклике не скажешь обо всем, что поразило, удивило, восхитило в каждом из эпистолярных блоков  – а это именно так: в каждой или почти в каждой из подборок есть места удивительные, запоминающиеся навсегда, освещающие страницы истории, прежде закрытые от твоего взора, или саму личность автора, которого прежде ты представлял неполно или неверно. Или не знал вовсе, как я, скажем, вовсе не знал Б. Шлецера, почти не знал Василия Федорова, недооценивал Ремизова и только слышал о Солоневиче.
    Но кое-что сказать очень хочется, хочется цитировать авторов писем, а порой и комментаторов  – В. Янцена, М.Шрубу, О. Коростелева, В. Хазана, ученых, предельно точных в характеристиках, но и свободных в суждениях, а порой и ироничных.
    Не могу удержаться хотя бы от одной цитаты. Во вступительной статье к переписке Г.П. Федотова с редакторами и помогавшим им Ф.А. Степуном В.В. Янцен, сочувствуя Федотову, некоторым образом притесняемому редакторами, да и не одному Федотову, а и всем религиозным философам, чья идеология, мягко говоря, не была и не могла быть близка правоверным эсерам, редактирующим «Современные записки», особенно же М.В. Вишняку, пишет: «Вся внутриредакционная переписка является красноречивым памятником неличного, а иногда и просто манипулятивного отношения редакторов СЗ к авторам журнала <…> предпочтения собственных публикаций публикациям более профессиональных и талантливых авторов, что с ужасом думаешь не о «сочувственном окружении» Федотова в СЗ, а о том, что бы все эти «Тузи», «Маркуши», «Димочки» и прочие «общественники» могли натворить в русской культуре, окажись в их руках реальная политическая, а не только финансовая власть над сотрудниками одного из лучших русских эмигрантских журналов»  (с. 597).
    Так-то оно так, конечно, и про Тузю, Маркушу и Димочку смешно, но не менее интересно было бы размышление из области альтернативной истории, где, например, на месте Тузи и Маркуши (домашние прозвища Фондаминского и Вишняка) оказались бы все эти ООО – талантливые литераторы, знаменитые мыслители и по совместительству отцы Георгии да Сергии. Получился ли бы у многосмысленных батюшек лучший в истории русской журналистики за все время ее существования толстый литературно-художественный и общественно-политический журнал, даже документы вокруг которого мы, благодаря рецензируемому изданию, читаем взахлеб, как талантливейший авантюрный роман.
    И не только читаем, но и перечитываем, ибо пятитомный «Архив СЗ» - издание не просто уникальное для современной издательской практики, но самое что ни на есть настольное – как для специалистов, так и для всех нас, кому дорога родная литература и русская история.
    И еще несколько слов, в заключение. Основной материал четвертого тома завершается публикацией переписки редакторов с беглецами из СССР – семьей Чернавиных и И. Солоневичем. Наиболее примечательна здесь переписка последнего с Рудневым. Письма Солоневича, чрезвычайно содержательные и не всегда, по-видимому, правдивые, интересны, помимо прочего, еще и тем, что сильно отличаются от писем других корреспондентов журнала – как стилистически, так и содержательно. Редакторам пишет человек грамотный и одаренный, но - советский, то есть радикально отличающийся по манере изложения своих мыслей и чувств от всех полутора сотен адресантов, чьи письма в редакцию журналы мы читали в этом издании. Своего рода предшественник Александра Исаевича, то бишь, если на кого и похожий, так не на авторов и редакторов «Современных записок», а именно на автора «Архипелага…» и «Красного колеса».
    И – не знаю, по задумке ли составителей, или случайно, - но письма Солоневича послужили замечательным эпилогом к четырехтомнику. Символичным эпилогом, подводящим черту под самой эпохой, чью культуру, литературу, мысль и судьбу ярче всего символизировали «Современные записки», а сам этот журнал – его редакционный архив.
    «Разве не чудо вся наша жизнь?» - вопрошал Вадим Руднев в письме к И.С. Шмелеву от 4 июля 1934 года. Завершая статью, мне остается лишь повторить эту многозначную фразу уверовавшего социалиста-революционера применительно к лучшему, вероятно, из историко-литературных изданий современности, посвященному лучшему из русских толстых журналов. А также принести самые искренние слова глубокой благодарности Олегу Анатольевичу Коростелеву, подарившему мне возможность познакомиться с редакционным архивом «Современных Записок» и представить его вам, в меру моих познаний и способностей.

««Современные записки» (Париж, 1920 – 1940). Из архива редакции. Т. 4»
Год издания: 2014

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Виктор Распопин