Главная     Лики книг     Электронная книга     Киновзгляд     Гостевая  

Главная

О сайте

Сотрудничество

Ссылки

Иллюстрации

 
Яндекс.Метрика

Rambler's Top100

ђҐ©вЁ­Ј@Mail.ru



Dleex.com Rating



ЛИКИ КНИГ

Такие разные-разные сказки, или Пустая выдумка про леших и печальная правда про ангелов в сказочных повестях Ирины Краевой "Тим и Дан" и Анатолия Кима "Арина"

Рассказы старого книгочея

Краева, Ирина. Тим и Дан, или Тайна "Разбитой коленки": сказочная повесть / ил. А. Бахтина. - СПб.: ДЕТГИЗ-Лицей, 2007. - 224 с.
Ким, Анатолий. Арина: роман-сказка для чтения вслух / ил. В. Козлова. - М.: Октопус, 2006. - 224 с.


Год издания: 2006
Рецензент: Распопин В. Н.

    Добрый день, дорогие мои друзья! Добрый - несмотря на прохладу и дождь, никак не желающие уступить место солнышку и теплу даже в конце июня. Добрый потому, что мы вновь собрались вместе и будем сейчас пить чай с булочками и говорить о книгах. Правда, не о самых лучших на свете и не о самых на свете весёлых. Почему я считаю возможным иногда рассказывать вам о таких книжках, если на свете так много по-настоящему хороших книг, что жизни не хватит на то, чтобы все их прочитать? Причины тут, пожалуй, две. Во-первых, чтобы вы не тратили времени зря, а если уж  вам и попалась не слишком хорошая книжка, то вы должны научиться объяснить самим себе и своим друзьям, почему именно эта книжка не слишком хорошая, почему вы не рекомендуете её приятелям. Во-вторых, я выполняю тем самым просьбу наших библиотекарей, у которых, конечно же, тоже недостаёт времени на подробные разборы всей поступающей в фонд литературы.
    Для сегодняшней короткой беседы я выбрал две новые книжки отечественных авторов. Короткой она будет потому, что у меня сейчас очень напряжённый рабочий график, а вам, в связи с плохой погодой, совершенно нечем заняться, и, стало быть, удобней всего нам будет в течение нескольких дней встретиться дважды. Сейчас - чтобы поговорить о двух художественных книжках, а, скажем, послезавтра, чтобы познакомиться с двумя научно-популярными. Затем в нашем общении наступит летний перерыв - вы разъедетесь по дачам, отправитесь с родителями в путешествия, а я... я буду готовиться к нашим августовским встречам, обсуждать с библиотекарями план работы на будущий учебный год.
    Итак, первая, далеко не самая лучшая книжка из тех, что мы читали вместе с вами, а может быть, и самая нелучшая книжка, называется "Тим и Дан, или Тайна "Разбитой коленки". Написала её вятская писательница Ирина Краева. Могу высказать предположение, что это - её первый литературный опыт. Я думаю так потому, что эта сумбурная повесть-сказка сильно напомнила мне детские сочинения, каких я немало читал, когда работал в школе. Ребята часто приносили мне на суд толстые тетради со своими сказками, детективами и фантастическими повестями. И я всегда честно говорил им, что мне понравилось в их сочинениях, а что нет. Обыкновенно не нравилась мне в этих самодеятельных вещах сумятица, происходящая не только из неумения начинающего сочинителя продумать, о чем, для кого и, главное, зачем он взялся сочинять свой текст, но и из желания нагромоздить на странице как можно больше приключений и происшествий.
    Вот именно такой и представляется мне повесть Ирины Краевой про тайну "Разбитой коленки". Кстати сказать, сколько я ни старался, так и не смог понять, какая же тайна-то была упрятана в этой самой "Разбитой коленке" - то есть в загородной роще, где, кроме грибников, обитала ещё туча всякой нечисти, а также старый добрый леший, утащивший лет десять назад не по своей воле не то из старой народной сказки, не то из роддома одного из двух мальчишек-близнецов. Этот-то мальчишка, по имени Тим, то есть Тимофей, при рождении запроданный злющему Нию - не то гоголевскому Вию, не то Кощею Бессмертному, и есть главный герой книжки. Ему надобно будет спасти самого себя и брата-близнеца от участи сделаться ужасными колдунами-злодеями, уготовленной им кошмарным Нием, для чего придётся совершить нелёгкий квест (странствие) как по заповедным лесным тропинкам нашего и параллельных миров, так и по дорогам многочисленных сказок, задолго до Ирины Краевой рассказанных как русскими, так и зарубежными писателями, авторами романов в жанре "фэнтези". 
    Вероятно, Ирина Краева и её издатели считают, что выпустили вполне себе правильную постмодернистскую книжку для ребятишек, коль скоро опытный читатель легко может увидеть в ней реминисценции из Гоголя, Виталия Губарева (хороший и плохой, потому что заколдованный, братья Тим и Дан, конечно, прибежали в эту книжку со страниц сказки Губарева "Королевство кривых зеркал") или Тамары Габбе (часть книжки, рассказывающая о замороченном городе и его обитателе горобуне Родионе есть не что иное как вариация на темы некогда очень популярной пьесы "Город мастеров"). Что ж, они, как говорится, в своём праве. Но ведь и мы с вами тоже в своём праве счесть, что, например, не так чтоб злой, а трусоватый леший Лиходеич куда больше похож не на лешего, хоть и носит на голове вместо шляпы птичье гнездо, а скорей на домового из фильма "Деревня Утка", а ещё того больше - на мультяшного волка, воспитывающего телёнка; что Тим - своего рода Маугли - изначально слишком уж правильный мальчик для того, чтобы быть похожим на героя народной сказки, весь смысл скитаний которого состоит в том, чтобы вырасти из дурака в человека; что заколдованная в лебедицу дочка горбатого Родиона куда больше похожа на бестолковую наседку, чем на царевну-лебедь. И таких вот "что" можно было бы привести слишком много. Слишком много для одной небольшой книжки с картинками, столь же, по-моему, неряшливыми и перегруженными деталями, как текст - происшествиями. 
    Вот, это, пожалуй, самое верное слово для событийной сумятицы, царящей на страницах книжки Ирины Краевой, - происшествия. А не приключения. Ведь приключения - это красиво, интересно и поучительно. А происшествия, как правило, штука не слишком приятная, не так ли?..
    Когда-то давно, еще в XIX веке, знаменитый французский писатель Ги де Мопассан охарактеризовал самый лучший роман другого знаменитого французского писателя, Александра Дюма, "нагромождением чепухи". И это сказано о "Трёх мушкетёрах"!.. Представляете, что сказал бы он, если бы прочитал "Тима и Дана"?.. 
    Ну, и будет о не слишком успешном ученичестве, поговорим теперь о книжке мастера. Роман для чтения вслух "Арина" сочинил очень известный писатель, Анатолий Андреевич Ким, давно любимый взрослыми читателями за философско-поэтическую, изящную, грустную прозу, которая похожа на стихи.
    Такой чудесной прозой написана и "Арина" - повесть в каком-то смысле тоже дебютная и даже отчасти ученическая, несмотря на то, Анатолий Андреевич Ким что её автор - едва ли не классик современной литературы. Почему? Потому что, как он сам признаётся на страницах этой книги, Анатолию Киму легче писать о природе и её диких обитателях, чем о людях. А ещё потому, что раньше Ким никогда не писал для детей.
    Может быть, именно поэтому его "Арина" кажется написанной как-то неровно: чудесные страницы, передающие живой взгляд пятилетней девочки на окружающий нас мир Божий, сменяются вдруг главками, в которых царит совершенная небывальщина - не волшебство, а именно небывальщина, вполне реалистические герои совершают невозможные поступки, звери превращаются в людей, к тому же взятых из книг других писателей. Так, деревенский и вполне себе симпатичный, правильный кот Василий ни с того ни с сего становится вдруг таксистом, несмотря на добрые свои поступки в этом качестве, как-то подозрительно похожим на булгаковского пса Шарика из повести "Собачье сердце"; добрая старая деревенская бабушка героини, переехав в город, спивается с круга, а у самой Арины находится как бы двойник в лице умирающей пожилой хозяйки двух собак. Что же касается родителей Арины, со странной легкостью бросающих свою совсем ведь маленькую дочку на попечение дряхлой старушки, её кота Василия и пса Полкана, и разъезжающихся по заграницам кто куда на устройство собственной личной жизни - в них как-то не верится, хоть психологические их портреты выписаны Анатолием Кимом достаточно тщательно.
    Тем не менее всё это кажется в книжке не главным. Главное - сама Арина, замечательная, нежная и сильная девочка, открывающая для себя не очень-то уютный, порой враждебный, но всё-таки прекрасный, потому что несомненно Божий, мир. В первой части книги мир-двор вымирающей деревни; во второй - мир равнодушного, если не недоброжелательного большого города. Понимаете ли, дело в том, что человек приходит в этот мир не столько для того, чтобы быть любимым, сколько для того, чтобы его любить. Вот о чём написана повесть Анатолия Кима. Никто из героев книжки не любим, но каждый - любит. Бородатый папа, когда-то любивший и Арину, и её маму, любит теперь китайский язык и старого мишку-панду, а значит, коль скоро способен хоть кого-нибудь любить, может вспомнить когда-то и об Арине, и о её маме. Танцовщица же мама как-то, кажется, совсем не удалась писателю. Наверное, потому, что больше всего эта мама по поведению похожа Анну Каренину, героиню одноимённого романа Льва Толстого, с той существенной разницей, что Лев Николаевич очень подробно объяснил читателю, из-за чего его героиня бросила своих детей, а Анатолий Андреевич внутренним миром Арининой мамы отчего-то не озаботился вовсе. До самого конца книжки мы так и не узнаём, любит ли мама Арины свою дочку, или её папу, или бабушку, или хоть кого-то, хоть саму себя. 
    Ну а добрая бабушка, растерявшаяся в большом городе, напротив, любит всех, но никому не умеет помочь, потому что её место не здесь, а в деревне, которой больше нет, как нет ни той жизни, ни той страны, в которой она прожила всю жизнь. Полкашка любит и Арину, и бабушку, но ещё больше любит свободу. Сама же Арина... Арина ещё и не знает, что такое любовь, но умеет любить всех, потому что она - маленький ребёнок, а именно маленькие дети, по мысли автора, и есть настоящие ангелы, ещё не забывшие ни своих прошлых жизней, ни той удивительной прекрасной страны, где все любят всех, и откуда приходим мы в этот трудный мир, чтобы любить кого-нибудь, чтобы потом, когда наше бытование здесь закончится, вновь возвратиться туда.
    Если поступить честно и трезво и отбросить сказочную составляющую этого романа для чтения вслух, забыть о пришитом нарочито белыми нитками эпилоге, в котором, как джинн из бутылки, появляется автор-спаситель и приводит в объятия героини и потерявшихся бабушку и Полкана, и еще раньше бросивших своё дитя папу с мамой, сделавшихся вдруг богатеями вроде мистера Твистера из поэмы Маршака, то станет совершенно ясно: Анатолий Ким написал очень печальную книгу, может быть, чересчур печальную книгу не только о том, как трудно любить Божий мир, забывший о Боге и Его заповедях, но и о том, что сегодняшнее детство, по тому, как представляет его автор, никак счастливым не назовешь. Примерно так же, как не назовёшь счастливым детство диккенсовского Оливера Твиста, героев гринвудовского "Маленького оборвыша" и романа Гектора Мало "Без семьи". Или - ближе к нам - персонажей Александра Куприна и Максима Горького. Потому что ведь ни в деревне из пяти полувымерших дворов, ни в многонаселенном городе, где никто ни на кого не обращает внимания, счастья пришедшему в мир, чтобы быть счастливым, маленькому человеку нет. Подтверждением тому не только судьба самой Арины и её бабушки, но даже и сны героини о небесном, белом, как облака, городе Пене, в котором, как в тяжёлом сне, пусть и встречаешь вроде бы свою мечту, но никак не можешь рассмотреть её как следует.
    "Скучно жить на этом свете, господа!" - восклицал когда-то герой классической русской литературы. И очень-очень грустно! - могла бы добавить кимовская Арина, если бы умела говорить афоризмами. Но она ведь совсем маленькая, очень одинокая девочка. Просто девочка, которая умеет считать до двенадцати и любить всех окружающих потому, что ещё не до конца превратилась из ангела в человека.
    Странную книжку написал Анатолий Ким, друзья мои, одновременно колючую и горькую, как поздняя городская осень, и белую-пушистую, как июльские облака над деревенской речкой. Читаешь и не можешь оторваться, а прочитаешь - и кажется: что-то в ней, такой вроде бы правдивой и даже жёсткой, как сама жизнь, отдаёт приторным запахом тянучки: хоть и сладко во рту, а есть тем не менее хочется. Впрочем, вы, в отличие от нас, взрослых, ещё не забывшие о том, как совсем недавно были ангелами, быть может прочтёте "Арину" совсем не так, как я. А прочесть эту книгу стоит хотя бы потому, что мало кто сейчас пишет таким нежным, изящным и точным - кружевным русским языком, как Анатолий Ким.
       На этом, друзья мои, сегодняшняя наша беседа окончена. Совсем скоро мы встретимся с вами снова. Будьте здоровы и побольше читайте!

«Такие разные-разные сказки, или Пустая выдумка про леших и печальная правда про ангелов в сказочных повестях Ирины Краевой "Тим и Дан" и Анатолия Кима "Арина"»
Год издания: 2006

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Виктор Распопин