Главная     Лики книг     Электронная книга     Киновзгляд     Гостевая  

Главная

О сайте

Сотрудничество

Ссылки

Иллюстрации

 
Яндекс.Метрика

Rambler's Top100

ђҐ©вЁ­Ј@Mail.ru



Dleex.com Rating



ЛИКИ КНИГ

От Донна до Одена

Сборник
Антология одного стихотворения / Перевод с англ. - Владимир Светлосанов; вступит. ст. - Григорий Кружков; илл. - Елена Юдина / Билингва. Новосибирск: Изд-во "Свиньин и сыновья". - 120 с.

Год издания: 2007
Рецензент: Распопин В. Н.

    Третья книга талантливого поэта - и знаменитого, и неизвестного, однако с доброжелательным предисловием одного из самых известных и знаменитых столичных поэтов; книга в несколько лет жизни и сто двадцать страничек, из которых сам он написал только половину; наконец, книга, в коей имя его не упомянуто ни на обложке, ни даже на титульном листе. Очень аккуратная, до самых незначительных мелочей вычищенная, напечатанная крупным шрифтом, не жалеющая для поэзии ни страниц, ни полей, проиллюстрированная изящными рисунками книга в твердом переплете. Можно сказать: книга как произведение искусства. Казалось бы, в чем проблема: раскрой секрет авторства, напиши складно и доброжелательно о стихах - и все довольны: ты сам, издатель, автор...
     Перед рецензентом, однако же, стоит непростая задача. Дело в том, что автор книги, точнее автор переводов, в ней опубликованных, - старинный его, рецензента, товарищ, с которым премного и соли съедено, и выпито, и говорено. И вот напиши лестный отзыв - знающие люди скажут: "Кукушка хвалит петуха"; напиши критический - тем более не поймут; напиши объективно... Сие, впрочем, вовсе невозможно: и материал не располагает, и ситуация не позволяет.
     Как поступить, как объяснить, допустим, читателю, ожидавшему от этого сборника знакомства с новыми, то есть до сих пор не переводившимися на русский язык текстами англоязычных классиков, а получившему очередную версию "Кузнечика и сверчка" Китса или "Войди!" Фроста, как, говорю, объяснить ему, с одной стороны, принципиальное отличие светлосановского перевода от какого-либо другого из десятков уже имеющихся, с другой - сам принцип выбора переводчиком именно этих и прочих столь же хрестоматийных текстов?
     Если принцип отбора еще более-менее объясним простым предположением: переводчику именно эти стихи именно этих поэтов особенно дороги и потому он делает собственную версию в надежде (оставим за рамками фразы естественное желание и вполне закономерную надежду подарить переводному стихотворению долгую яркую жизнь на чужом языке) хоть чуть-чуть уточнить смысл или улучшить звучание, то вот поди попробуй в маленькой рецензии определить принципиальное отличие. Это - в случае, когда имеешь дело с такой тонкой материей, как лирический шедевр, да еще и не знаешь в необходимой мере языка, на котором создан оригинал, - совершенно безнадежное занятие. Тем более, что я отнюдь не уверен в том, что Владимир Светлосанов справился с задачей "хоть чуть-чуть уточнить или улучшить" во всех без исключения своих переводах. Так, например, вряд ли созвучие "бездны - любезно" в четвертой строфе фростовского "Войди!" восполняет утрату созвучия "outside - inside" в строфе первой оригинала, да вряд ли и вообще нужно было искать аукающееся созвучие, тем более такое, вызывающее нежданный комический эффект на фоне почти безысходного, отчасти даже инфернального контекста стихотворения. Да и просто здравый смысл не позволяет согласиться с тем, что кто-то, тем более дрозд, тем более в стихах по-крестьянски земного Роберта Фроста, будет любезно приглашать поэта в бездну, как какой-нибудь готический Ворон романтика Эдгара Аллана По.
     Надеюсь, многолетняя верная дружба спишет мне вышеприведенный критический пассаж, тем более что устно эту и некоторые другие мои читательские претензии я переводчику высказывал. К тому же неудачи неудачами, а достоинств в книжке больше. Первое и главное - пристальность, тщательность, желание дойти до сокровенного, до множественных и зачастую тайных смыслов. А это для переводчика поэзии - дело опасное. Здесь он, как канатоходец, скользит по краю. В идеале - пройдет до конца и создаст "Горные вершины" - собственный шедевр, нимало не похожий внешне на гетевский оригинал, зато столь же многосмысленный, полнозвучный и бессмертный, то бишь сам по себе, в отрыве от оригинала, живущий на другом языке. В противном случае - "упадет, пропадет", утеряет не только многосмысленность, но и прямой смысл произведения в словесном шуме многозвонном.
     Впрочем, это ведь спор вечный, бесконечный и априори неразрешимый: что лучше - перевод или переложение, "Что же это значит, Если сердце плачет" - как вроде бы у Верлена, или "И в сердце растрава, И дождик с утра" - как уж точно у Пастернака. Владимир Светлосанов не перекладывает, именно - переводит. Хотя и понимает, что при таком раскладе "Горных вершин" не получится да и не может получиться.
     Что же получается? Получаются - для собратьев и профессиональных читателей - нюансы, частности, уточнения, "в грамм добыча, в год труды", на которые так называемый широкий читатель не отреагирует никак, потому что даже если он и в состоянии прочесть оригинальный английский текст, то все же вряд ли станет разыскивать, чтобы сравнить, чтобы услышать весь оркестр, двадцать предшествующих светлосановскому переводных версий. А ведь в них-то всё и дело.
     Если же, однако, предположить, что некий гипотетический читатель, открыв маленький сборничек в целом-то безусловно замечательных переводов Владимира Светлосанова из англоязычной поэзии под названием "От Донна до Одена", со всеми этими Доннами и Оденами, а заодно с Джонсонами, Милтонами, Байронами, Уайльдами и еще восемнадцатью поэтами встречается в своей жизни впервые, то... Знаете, может произойти чудо первой незабываемой встречи с прекрасным, первой любви, может родиться Читатель. Хотя я, грешным делом, думаю - и эти свои думы тоже не раз высказывал Владимиру Сергеевичу, - что с большим успехом можно ждать рождения Читателя не от переводных его книг (пусть обе: и здесь обсуждаемая, и предыдущая - сборник блистательных переводов из грузинского символиста Т. Гранели - образцы истинной поэзии и высокой литературы), но от оригинальных стихотворений и поэм, в периодике появлявшихся скупо, а книжкой выходивших лишь единожды, почти десять лет назад и к тому же крохотным тиражом. Как было когда-то сказано сатириком Александром Ивановым о Константине Симонове: "Романами своими утверждает: он прозаик, Но мы-то помним: был такой поэт!"
     Не вспомнить ли о том же Владимиру Сергеевичу Светлосанову и Владимиру Федоровичу Свиньину?

 

 

«От Донна до Одена»
Год издания: 2007

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Виктор Распопин