Главная     Лики книг     Электронная книга     Киновзгляд     Гостевая  

Главная

О сайте

Сотрудничество

Ссылки

Иллюстрации

 
Яндекс.Метрика

Rambler's Top100

ђҐ©вЁ­Ј@Mail.ru



Dleex.com Rating



ЛИКИ КНИГ

Мандариновый сад

Шкаликов В.

Рассказы. Новосибирск: Изд-во "Свиньин и сыновья". - 296 с.


Год издания: 2006
Рецензент: Распопин В. Н.

    Томский прозаик Владимир Шкаликов родился в 1942 году на Кубани, прошел отнюдь не книжную суровую школу жизни, скитаясь по стране, освоил добрый десяток профессий, получил три совершенно разных высших образования, немало написал и опубликовал - и как писатель и как журналист, известен же более всего, пожалуй, как автор военных произведений, детских сказок и фантастики. К последнему жанру, если подходить к делу формально, можно отнести и новую книгу писателя, вышедшую в 2006 году в новосибирском издательстве "Свиньин и сыновья".
     Суть в том, что сборник "Мандариновый сад" включает в себя 25 небольших рассказов - житейских, лирических, философских, в которых в той или иной мере присутствует выдумка или сказка, или, если угодно, чудо, позволяющее героям, а вместе с ними и читателям как бы приподняться над суетой, скукой, неистребимой неустроенностью нашей жизни. Приподнявшись или даже взлетев, или просто поменяв угол зрения, можно ведь, действительно, увидеть то, что обычно ускользает от взора. Можно увидеть, какая красота - человеческая или Божья - прячется в тайных уголках этой самой неистребимой неустроенности. Или окружает ее - там, куда не дотянулась еще конечность рожденного, чтоб сказку сделать былью. А еще можно увидеть сверху или со стороны не только людской муравейник, но и самого себя, чтоб лишний раз или впервые задуматься: зачем ты пришел в этот мир, так ли живешь, как должно жить, что оставишь после себя. Собственно, чудо в наше время - это как раз и есть пробуждение, прозрение, отрезвление и рождение надежды в трезвом осознании безнадежности бытия и быта.
     Таким чудом может стать невесть откуда пришедший к тебе сентябрьским солнечным утром дар левитации, или явление волшебника, предложившего выполнить одно твое разумное желание, или "корни дома", возведенного на окраине сибирского города гениальным зодчим, ни в какую не позволяющие построить на том месте безликую высотку для размещения очередной никому не нужной "конторы". Но точно таким же чудом может стать для полунищего мальчишки, собирающего на прокорм бутылки, находка коробки, в которой что-то тикает и которую он принимает за бомбу, - ибо эту находку необходимо уничтожить, не только не пострадав самому, но и не погубив никого и ничего живого - детей ли в песочнице, рыбу ли в реке.
     Знакомо? Конечно, знакомо для старых читателей Крапивина, Колупаева и целого ряда, охарактеризуем их так, авторов лирической фантастики, всегда уступающих в популярности и тиражах авторам боевиков и триллеров, однако, в отличие от последних, неизменно остающихся в благодарной читательской памяти. Почему так? Да просто потому, что они - писатели, то есть те, кто рассказывает нам о своей душе и о своей боли, утишая тем самым нашу душу и боль. Разделенная боль - она, как последний глоток воды на двоих, становится меньше, если ее разделишь. И это к лучшему.
     Нынче многие пишут, даже красиво пишут. Только вот - по долгу службы ли, по привычке ли - читаешь, читаешь, а подумать-то и не над чем. Знаете, почему так? Потому что литература - не математика, и думать заставляет лишь после того, как заставит почувствовать. В этом отличие литературы не только от математики, но и от первенствующей в тиражах попсы. Очень красивая, поистине изящная словесность Владимира Шкаликова заставляет чувствовать красоту и боль бытия - в каждом из 25 рассказов, каждой мыслью и почти каждой строчкой: "Он спустился к воде и сел на бревнышко. Было славно. Бабье лето улыбалось со всех сторон, даже битые бутылки сверкали приветливо"; "...я в командировке не от завода. Я - от кооператива. Мне нужно не болеть, а дело делать. Повздыхаешь тут по старым временам: хоть и жизни не было, умереть не давали"; "Надоело быть народом. Надоело быть нацией. Не хочу быть ни этносом, ни суперэтносом. Все они стреляют, взрывают, режут, давят друг друга - во имя какого-то собственного достоинства, какой-то высокой нарицательной своей оптовой стоимости, какой-то веры, отличной от других, которая лучше всех и всех гуманнее... Хочу быть просто населением. Чтобы просто населять ландшафт и ни в кого не стрелять"; ""Слеза ребенка" - вот что не давало покоя. Достоевский на этой слезе замесил всю гармонию Вселенной <...> А какова цена плачущей старухи, которая продает последнее, чтобы прожить без голода лишний день? Что можно замесить на ее слезе, когда она сидит на холоде у каменной стены и молча ждет монетку на свое потертое пластмассовое блюдце? Что сказать о народе, в котором старики несчастны? Народ ли это? Или стая хищников, загрызающих уставшего, отставшего, заболевшего? Обреченный народ... А кто в нем ты?.."; "Он начал рассылать <свои рассказы> в сибирские журналы, и, если там оказывалось место между романами известных мастеров, ему выделяли одну-две-три странички. Он никогда не гордился этими успехами и на поздравления друзей отвечал шуткой: "Моими сочинениями удобно затыкать мелкие прорехи в мировом литературном процессе"".
     И когда читаешь такое, нельзя же ведь не сочувствовать, не сострадать, не думать. Такая вот фантастика, такие вот сказки рассказывает имеющим глаза и уши Владимир Шкаликов. Как сказал бы другой Владимир - Высоцкий: "Какие, к черту, волки!"
     Что же до мелочей недочетов... У кого их, впрочем, нет, особенно теперь, когда редакторы и корректоры даже в  крупных издательствах - фигуры суть номинальные? Что уж говорить об издательствах маленьких, где с десяток важнейших функций исполняет обычно один человек! Здесь упомяну один такой недочет, поскольку относится он не к банальным опечаткам, а к словоупотреблению из той, так сказать, серии, где "вылетит - не поймаешь". На странице 192 (заглавный и один из самых лучших в книге рассказ "Мандариновый сад") сообщается: "нахапанное обречено было пропадать всуе". Меж тем всуе обычно, хоть и не надо бы, поминают Господа, тогда как пропадает что-либо, например, талант или зарытые в землю наворованные за десятилетия беспорочной службы партии и народу деньги, - втуне.
     Впрочем, это, конечно, мелочь, досадная, но не более того. Главное же в том, что хорошая литература у нас, несмотря ни на что, продолжается, и даже в провинции, в совсем маленьких издательствах, выходят хорошие книги. А самое главное - это уже, думаю, можно сказать о творчестве писателя Владимира Шкаликова - самое главное, что в жизни всегда есть место сказке. И наоборот: в настоящей сказке всегда есть место жизни.

«Мандариновый сад»
Год издания: 2006

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Виктор Распопин