Главная     Лики книг     Электронная книга     Киновзгляд     Гостевая  

Главная

О сайте

Сотрудничество

Ссылки

Иллюстрации

 
Яндекс.Метрика

Rambler's Top100

ђҐ©вЁ­Ј@Mail.ru



Dleex.com Rating



ЛИКИ КНИГ

Нефритовые чётки

Акунин Б.

Приключения Эраста Фандорина в XIX веке: Рассказы; повести. М.: Захаров. - 702 с.


Год издания: 2007
Рецензент: Распопин В. Н.

    Очередной том приключений сыщика эпохи постмодерна завершает, судя по последней странице заключительной в этом сборнике повести, историю его похождений, но не вообще, а только в XIX веке. Впрочем, может и не завершает - что, например, может помешать автору спародировать еще какого-нибудь властителя массовых дум былого, например, вряд ли кому теперь памятного Габорио, ведь их, властителей, натурально, легион. А уж в ХХ веке, куда, судя по той же странице, плавно перемещается гонимый дымом отечества господин Фандорин Эраст Петрович под руку со своим японским Санчо, им, властителям, и вовсе несть числа. Отчего бы, право, не поработав рука об руку с Шерлоком Холмсом против Арсена Люпена, далее Фандорину не вступить в сотрудничество с Фандором (кстати, кто-нибудь задумывался, есть ли какая-нибудь связь между этим персонажем и Фандориным - фон Дорном, или созвучие никак не обыгрывается?) и Жювом в их бесконечно-безуспешной борьбе с Фантомасом? В "Новом детективе" все возможно.
    Я здесь иронизирую, но, пожалуй, не столько по поводу Акунина и его героя, сколько по поводу читателя, конечно, то бишь самого себя. Ведь это именно читатель, заглатывающий криминальное чтиво без разбору, как Робин-Бобин, подталкивает автора, которому явно и давно наскучил его герой, к бесконечным продолжениям. Ведь ежели бы, как пелось в старой песне, мы, "парни всей земли", хоть раз проигнорировали бы, взявшись за руки, очередной "презент" от издательства ЭКСМО (АСТ, ОЛМА, Альфа-книга - нужное подчеркнуть) в лице злотниковского ли одноизвилинного сверхвояки, донцовской ли упоительно унылой юмористки, прочих ли бешеных, слепых и всепрозревающих Насть, объемами скучнейших банальностей способных заморить любого Ричардсона, уж не поминая всуе Василия Кирилловича... Ежели бы да кабы, тогда бы, может, и гоголи наросли у нас, как грибы. А так - читай Сорокина. И радуйся за Пелевина.
    Ну да Бог с ними. Начали-то мы с Акунина, к нему и вернемся. Как видно из посвящения, поименно перечисляющего десятку популярных зарубежных беллетристов, из коих как минимум двое - подлинные классики, еще двое - к ним приравниваются, а прочие с разной степенью успеха подтягиваются, путешествовать нам предстоит отнюдь не по неведомым землям.
    Оно так и есть. Например, новеллы "Table-talk 1882 года", "Скарпея Баскаковых" и "Чаепитие в Бристоле" в отчетливо пародийном, то есть иронично-сниженном ключе воспроизводят стиль (насколько это вообще осуществимо с переводными книгами) Эдгара По, Артура Конан Дойла и Агаты Кристи. Да и не только стиль, но и вполне конкретные тексты, к примеру, "Пеструю ленту". Остальные называть не стану, памятуя о рецензентской этике. А пуще - о том, что самая вкусная изюминка постмодернистской игры, основная составляющая акунинского криминального романа заключается отнюдь не в разгадывании логической загадки вместе с Фандориным (чаще всего никакой загадки в его делах и вовсе нет), а именно в угадывании литературного пространства, в котором (= в которое) сочинитель играет: с нами - если мы хоть что-то, кроме Донцовых и Доценок, читали, или с самим собой, литературоведом Г.Ш. Чхартишвили.
    Семь новелл и три повести сборника охватывают почти полностью два последних десятилетия XIX века, то есть лучшие, наиболее плодотворные годы жизни героя, но, по-видимому, не его, так сказать, творческой деятельности. Вехам, таким образом, посвящены романы, будням - повести и рассказы. Впрочем, справедливости ради, должен сказать, что никакой жанровой разницы между романами и повестями про Эраста Фандорина я лично обнаружить не сумел, даже и по объему (если, конечно, не брать во внимание совершенно неподъемную, очевидно неудачную, растрепанную какую-то "Алмазную колесницу").
    Общее впечатление от будней в целом неплохое, хотя и неровное. И нельзя сказать, что от тех вещей, где наличествует собственно детектив, оно лучше, чем от тех, где сыщик попадает в вестерн, или истерн, или в пространство очередной злодейской авантюры Арсена Люпена. Даже напротив, логическая задачка в духе подуставшей Агаты Кристи представляется куда менее интересной, нежели действо, заявленное как игра на поле Умберто Эко, а по сути - представляющее собой скорей автопародию (на романы о Пелагии).
    Недавно мне довелось познакомиться с обстоятельной философско-филологической книжкой новосибирского автора Н.Н. Вольского "Легкое чтение" (о ней надеюсь рассказать подробней в ближайшее время) - этаким реквиемом классическому детективу. В то же время "Легкое чтение" Н. Вольского - отменное исследование по теории и истории блистательного, но, увы, кратковременного бытия этого литературного феномена. Не разделяя в полной мере страсти автора к беллетристическим текстам, иллюстрирующим положения гегелевской диалектики на доступных уровню человека средних интеллектуальных способностей примерах, не могу, однако, и не согласиться с ним в том, что, по нынешним временам и нравам (а следовательно, и по возможностям их описателей), классический детектив есть явление практически нереальное, а то, пожалуй что, и нежелательное как для издателей и самих сочинителей (чего там мудрствовать, как говорил, хоть и не совсем так, Евтушенко, - легли так уж легли!), так и для основной массы читателей, измотанных безостановочно-безуспешной беготней в поисках заработка, а потому, если останавливающихся на час-другой, то уж никак не для упоения сладкозвучными молитвами, а вот именно - "хочу гулять!!!". История Эраста Петровича Фандорина - героя одного (из девяти опубликованных - это не считая пяти повестей) детективного романа и двух (из семи опубликованных как раз в этом сборнике) детективных рассказов - тому лучшее из возможных доказательство. Ибо всё акунинское прочее - как в фандоринском цикле, так и в других историях - из области криминального, приключенческого и прочего бульварного чтива. Но с одним существеннейшим уточнением, даже и в случае автопародий: придумано это чтиво на уровне, какой и не снился прочим доморощенным Уоллесам, хоть от Захарова, хоть от ЭКСМО. Говорю именно то, что хотел сказать: придумано, а не выполнено. Выполнение нередко задумкам уступает. Так, на мой взгляд, произошло с иными из текстов, составивиших рассматриваемый сборник, с обоими любовниками смерти и другими внеклассными чтениями.
    Возможно (да и скорей всего), дело в том, что беллетрист Борис Акунин не всегда справляется с планкой, устанавливаемой литературоведом Григорием Чхартишвили (мне лично последний кажется намного интересней первого); возможны и другие причины: требования рынка, усталость руки и т.п. Тем не менее, читать книжки Акунина всегда любопытно, пусть и не каждый раз интересно, пусть иные из них и не оправдывают наших ожиданий. Любопытство, собственно, и поддерживается именно ей, планкой Чхартишвили в книжках Акунина. Чем вам не логическая загадка: перепрыгнет на сей раз или нет... А рождественские каникулы для ее решения - самое подходящее время, не так ли?
    И - в заключение - маленькое примечание. Даже если тексты, составившие новый фандоринский сборник Бориса Акунина, в конечном счете вас не удовлетворят, знакомство с книгой все равно будет не лишено приятности, хотя бы из-за культуры издания. Я давным-давно не встречал новой беллетристической, многотиражной, ширпортребовской, в сущности, книжки, изданной столь аккуратно, так грамотно оформленной и - главное - содержащей помимо текста многочисленные, сделанные специально для этого издания иллюстрации (художник - Игорь Сакуров). Просто какая-то "Библиотека приключений" нашего детства!

«Нефритовые чётки»
Год издания: 2007

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Виктор Распопин