Главная     Лики книг     Электронная книга     Киновзгляд     Гостевая  

Главная

О сайте

Сотрудничество

Ссылки

Иллюстрации

 
Яндекс.Метрика

Rambler's Top100

ђҐ©вЁ­Ј@Mail.ru



Dleex.com Rating



ЛИКИ КНИГ

Пастернак и Ивинская

Емельянова И.

М.: Вагриус. - 336 с.


Год издания: 2006
Рецензент: Распопин В. Н.

Лет десять назад, может, чуть меньше, доводилось мне читать книжку Ирины Емельяновой "Легенды Потаповского переулка". В ней автор - дочь Ольги Ивинской, последней подруги Бориса Пастернака, - рассказывала об истории взаимоотношений своей матери не только с автором "Доктора Живаго", но и с Варламом Шаламовым и Ариадной Эфрон, приводила их письма к Ивинской и ряд других интересных материалов, которые в целом составляли любопытный набросок только что ушедшей в историю эпохи, одновременно мастерский и безыскусный, свидетельствующий, помимо прочего, о литературном таланте мемуаристки. Новая книжка Ирины Емельяновой, посвященная, в отличие от предыдущей, уже только последнему роману поэта и его поздней "музы", это впечатление закрепляет.

Перед нами - история четырнадцатилетней великой и мучительной любви, составленная на основе воспоминаний Ивинской, поэзии Пастернака, ряда других документов и собственных воспоминаний автора, ныне профессора Сорбонны. История эта изложена весьма подробно и в то же время тактично - в духе скорее Пастернака, нежели Ивинской. И это - несмотря на то, что обширные цитаты из мемуаров матери составляют не меньше трети книги дочери.

Впрочем, и сама Ольга Всеволодовна Ивинская, несомненно, обладала литературным даром, проявившимся не только в мемуарной книге "В плену времени" и переводах из Р. Тагора, высоко ценимых Пастернаком, но и в собственной лирике, также щедро приведенной на страницах книги И. Емельяновой. Вот, по-моему, замечательный пример, особенно две последние строки:
 
Я ресницы едва разлепила
Полузрячей от первого дня,
А она уж - тебя не любила,
Разделяя тебя и меня...
 
Провода натянулись как струны,
И опять над тобою и мной,
Как гроза, пронеслась твоя юность
Над теряющей Бога страной...

Эти стихи никак не могли быть отредактированы великим поэтом (а именно в том обвиняли да и продолжают еще обвинять иные ревнители его "настоящей семьи" оригинальные и переводные тексты Ивинской), поскольку написаны были через много лет после его смерти. Но - смерти для гения нет, как нет смерти и для тех, кого он любил, кого сохранил навсегда в своих стихах. "Она" здесь - первая любовь Пастернака, Ида Высоцкая, та, которой посвящен "Марбург".

Разумеется, Ольга Всеволодовна не была большим поэтом. Она была Женщиной, наверное, идеальной подругой поэта, причем поэта именно русского, - вожделенной, жертвенной и верной. Собственно, воссоздание этого триединства ее облика и составляет, кажется, главную задачу книги Ирины Емельяновой, сколько бы страниц ни посвящалось Пастернаку. И это понятно: сегодня поэта защищать уже не надо, а вот его последняя любовь - по-прежнему бесправна.

Вдуматься только, где еще, в какой стране такое возможно: загнать всем миром Нобелевского лауреата в могилу, а тех, кого он любил, - в лагеря!.. И вдобавок так оболгать и мать, и дочь, что и полвека спустя последней приходится не просто вспоминать о покойной матери, но именно восстанавливать ее истинный облик, защищать ее честь, гражданскую, человеческую, женскую. Честь русской женщины ХХ века, много любившей и много претерпевшей, честь женщины, навсегда оставшейся в русской поэзии и прозе.

Но защищая ту, которая любила поэта, Ирина Емельянова тем самым, безусловно, возвышает и самого поэта, в его человеческой ипостаси, человека мужественного и сильного даже в своих слабостях. Помните пушкинское: "...мал и мерзок, но не так, как вы - по-своему"? Конечно, помните, конечно, мы все помним, а иные и пользуются афоризмом "нашего всего" в собственных, малых и мерзких, целях. Так вот, Пастернак, воссозданный пером Емельяновой, и не мал и уж тем более не мерзок. Но и не сусален. Разве что, может быть, слишком красив. Но ведь, не будем забывать, о нем пишет влюбленная женщина. Точнее - даже две влюбленных женщины, ибо его портрет, как уже было сказано, создается двумя художницами - матерью и дочерью.

Собственно, так же создается и портрет Ольги Ивинской: чередованием написанного поэтом и ее дочерью. И не будем забывать о том, что цитируемые тексты дополняют общую картину, быть может, самыми главными свидетельствами - автопортретами участников великой драмы: говоря о любимом человеке, мы не меньше сообщаем о самих себе.

Оценивая эту содержательную и благородную книгу (несколько, надо сказать, не по делу гламурно оформленную "Вагриусом"), думаю, уместно вспомнить тыняновское: "Я начинаю там, где кончается документ", ибо книга дочери не просто дополняет книгу матери, но и восполняет ее, позволяя услышать недоговоренное, увидеть былое в другом ракурсе, другими, впрочем, не менее любящими, но, пожалуй, более трезвыми глазами. Книга Ирины Емельяновой - книга о любви прежде всего, а может быть, и только о любви. Потому в ней нет места ненависти, истерике, обвинениям. "Хорошее забывается, плохое никогда", - писал Лермонтов. Вероятно, это справедливо не во всех случаях. По крайней мере, не в случае Ирины Емельяновой. Да, как теперь окончательно ясно, и не в случае Ольги Ивинской, чье поэтическое обращение к тому, кто в тот час уже много лет находился за пределами возможностей земной почты, снимает все вопросы и перечеркивает всякие подозрения:

 
Я люблю, когда в мире метель
И ко мне ты приходишь с погоста,
Словно это обычно и просто -
Неживым притворяться тебе ль?..

«Пастернак и Ивинская»
Год издания: 2006

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Виктор Распопин