Главная     Лики книг     Электронная книга     Киновзгляд     Гостевая  

Главная

О сайте

Сотрудничество

Ссылки

Иллюстрации

 
Яндекс.Метрика

Rambler's Top100

ђҐ©вЁ­Ј@Mail.ru



Dleex.com Rating



ЛИКИ КНИГ

Кто вы, Доктор Живаго?

Соколов Б.

М.: Яуза; Эксмо. - 352 с.


Год издания: 2006
Рецензент: Распопин В. Н.

Как-то подозрительно вовремя - как раз к премьерам телесериалов - стали в последнее время выходить иные окололитературоведческие или биографические книжки. Вот и в этом году известный булгаковед Борис Соколов расшифровал нам Пастернака (подзаголовок книжки, набранный на обложке едва ли не крупнее, чем название, гласит: "Расшифрованный Пастернак", а что сие означает: название новой ЭКСМОвской серии, или очередную издательскую рекламную обманку - Бог весть), некто же М. Смолин (не имперский ли заступник из журнала "Москва"?) предоставил ключи к кодам и символам "Мастера и Маргариты". Книжки во многом, конечно, разные (последняя, что называется, вообще ни на какое даже окололитературоведение "не тянет", а, претендуя на "новое прочтение", в сущности, лишь дурно повторяет давние и, следовательно, хорошо забытые средней школой работы И. Бэлзы и Л. Гаспарова, однако здесь речь не о ней), но в чем-то существенном весьма и весьма друг на друга похожие.

В чем конкретно? В том, во-первых, что собственно литературоведением их авторы озабочены намного меньше, чем политической публицистикой (теперь безопасной) и - в особенности в рецензируемой книжке - копанием в грязном белье авторов, их жен и любовниц в степени, очевидно превосходящей разумную необходимость, отчего оба произведения провисают в жанровом плане и вписываются, таким образом, не в ряд сколько-нибудь серьезной литературы, а, так сказать, ловко подхватывают общую песнь торжествующей попсы. Во-вторых же, похожи они друг на друга той небрежностью, с какой изданы: под добротным переплетом скрывается во всех смыслах рыхлый, неотредактированный и неоткорректированный, едва ли не кустарный текст. Отсюда и в-третьих: установить, к кому конкретно эти книжки (особенно рассматриваемая здесь) обращены, представляется весьма затруднительным.

В общем, подразумеваемая аудитория соколовских штудий - это, скорее всего, не слишком образованные школьные учителя и, соответственно, еще менее образованные школьники. Но в таком случае смакование альковных подробностей из семейной жизни Пастернака (какое дело старшеклассникам до того, с кем и как именно изменяла Борису Леонидовичу Зинаида Николаевна?!.) или полумифическая история о том, как единственный раз в жизни интеллигентнейший поэт прилюдно выматерил спровоцировавшего его коллегу, - откровенно излишни. И наоборот, биографические сведения о Пастернаке-творце совершенно недостаточны. Даже биографические. Я уж не говорю о том, что никакого сколько-нибудь серьезного анализа художественного текста сложнейшего по конструкции романа автор в принципе не предлагает. Вместо того, ничего нового, в общем, не сообщая, почти половину книжки он посвящает очередному пересказыванию скандала вокруг Нобелевской премии. Единственная, она же истинная, его цель, как представляется, - обелить, защитить, оправдать и возвысить в глазах ни черта до того не читавшего "поколения пепси" последнюю подругу поэта Ольгу Ивинскую, ставшую одним из прототипов главной героини "Доктора Живаго". Цель, может быть, и благородная, но, согласитесь, не в учебном пособии.

Впрочем, может быть, я ошибаюсь, и Борис Соколов вовсе не рассчитывал на внимание учителей и учащихся. Но тогда к кому же он обращался с такими вот реверансами: "И в самом деле, в отличие от другой философской прозы, в том числе и самого Пастернака, "Доктор Живаго" читается необычайно легко... Хотя, конечно, по степени доступности "Доктора Живаго" с произведениями Агаты Кристи, Александры Марининой или Бориса Акунина не сравнишь, тем более что сюжет в романе - совсем не завлекательный, а лишь призванный дать возможность героям высказать собственные мысли автора и его оппонентов. Так и должно быть в философском романе" (С. 45)?..

В принципе, высказывания Б. Соколова неверными не назовешь, как не назовешь и всю его книжку неинтересной. Напротив, размышления автора о прототипах героев романа (особенно о прототипах Евграфа Живаго, Стрельникова и Галиуллина, в которых, по мнению литературоведа, отразились облики Сталина, Тухачевского и имя Юлия Цезаря) и познавательны, и даже, несмотря на излишне длинные цитаты, увлекательны, а сопоставления судьбы Пастернака и его романа с судьбами, например, Фадеева или Солженицына убедительны и полезны. Беда лишь в том, что всё это из книжки, переполненной ворохом нужных и ненужных подробностей, надо еще суметь вычитать, выбрать, выделить. А на это способны ныне только некоторые, а именно очень образованные учителя.

В итоге "расшифрованный", то бишь - по идее - откомментированный для учащихся Пастернак требует еще одного комментатора. Или - серьезно переработанного издания. В нынешнем же варианте "Расшифрованный Пастернак" Бориса Соколова, по сути, обречен на невнимание, поскольку обращен в никуда, сделан примерно с той же целью самовыражения "на тему", как и телесериал Александра Прошкина, с выходом которого на экраны он столь подозрительно удачно совпал.

«Кто вы, Доктор Живаго?»
Год издания: 2006

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Виктор Распопин