Главная     Лики книг     Электронная книга     Киновзгляд     Гостевая  

Главная

О сайте

Сотрудничество

Ссылки

Иллюстрации

 
Яндекс.Метрика

Rambler's Top100

ђҐ©вЁ­Ј@Mail.ru



Dleex.com Rating



ЛИКИ КНИГ

Кладбищенские истории

Акунин Б., Чхартишвили Г.
М.: КоЛибри. - 240 с.
Год издания: 2004
Рецензент: Распопин В. Н.

Новая, роскошно изданная (и потому бессовестно дорогая) книжка известного переводчика и литературоведа Григория Чхартишвили, в последние годы сделавшегося популярным беллетристом Б. Акуниным, посвящена старинным кладбищам. Уже во втором абзаце автор (Чхартишвили) признаётся в том, что он ТАФОФИЛ (не путать с некрофилом) - любитель кладбищ, но не тех, остро пахнущих горем, на которых хоронят сегодня, а именно старинных, позволяющих спокойно искать разгадку смерти. "Меня занимала Тайна Прошедшего Времени: куда оно девается и что происходит с людьми, его населявшими" (С. 4), - так озвучивает писатель задачу своего пятилетнего труда.

В коротких очерках, снабжённых авторскими фотографиями, он рассказывает о шести знаменитых погостах, разбросанных по всему свету (Москва, Лондон, Париж, Иокогама, Нью-Йорк, Иерусалим), их истории и сегодняшнем дне, захоронениях наиболее известных покойников: от Маркса и Уайльда до Салтычихи и Лолы Монтес.

Каждое кладбище отражает культуру того народа, на чьей земле оно расположено. И каждое из них по-своему отвечает не только определённым религиозным представлениям нации, но и, так сказать, её гражданским и общественным чаяниям. А в идеале - и главной мечте человечества, как её представляет автор. Согласно Г. Чхартишвили, эта мечта - "избавиться от страха смерти, а вместе с ним и от всех прочих страхов. Это означает не вообще уничтожить смерть, а исключить смерть неожиданную, непредсказуемую и преждевременную, которая обрушивается на человека, когда он ещё не насытился жизнью и не выполнил своё предназначение. ПОДЧИНИТЬ СЕБЕ СМЕРТЬ - в конечном итоге, именно таков магистральный стимул науки, прогресса и общественной мысли" (С. 226).

Что ж, вполне можно согласиться с мечтой нового фантаста, в какового, судя по всему, трансформируется сочинитель популярных постмодернистских детективов. Откуда при таком благостном развитии будущего возьмётся основной конфликт бытия и, соответственно, интрига художественных текстов, - остаётся, правда, неясным. Ну да подождём очередной книжки сочинителя - авось разъяснит.

В принципе, "Кладбищенские истории" - текст, состоящий из историй о кладбищах и историй на кладбищах. Первые познавательны, написаны аккуратно, с юмором - и потому хороши, хотя и отличаются некоторой облегчённостью изложения, видимо, для того, чтобы потребитель акунинской беллетристики заглотил и эссеистику Чхартишвили. Вторые (сочинения Акунина) - выдуманные рассказы, в которых местом действия является одна из тех могил, что мелькнули в предшествующих очерках. Жанровое разнообразие рассказов (детектив, мистика, собственно фантастика), с одной стороны, соответствует национальным и культурным особенностям кладбищ, с другой, благодаря тому, что главные герои или антигерои новелл - русские, за исключением разве что превратившегося в вампира Маркса, персонажа рассказа "Материя первична" (но уж он-то у нас живее всех живых и русее всех русаков), - подчинено общей задаче книжки: одновременно ироничным и вполне серьёзным поискам смысла и радости жизни... в смерти. Ну кто ещё, кроме наших соотечественников, на такое способен?

Рассказы, даже "фандоринский", показались мне существенно слабее очерков (исключение составляют два - вышеупомянутая новелла про упыря Карла и презабавная мистическая сказочка, одним из главных действующих лиц которой является труп Оскара Уайльда). Это свидетельствует, скорее всего, о том, что, сколь бы ни была сама по себе хороша игровая конструкция книжки, интеллектуал Чхартишвили превосходит "массовика-затейника" (С. 4) Акунина, как реальный факт оказывается почти всегда богаче выдумки. Иначе говоря, там где Григорию Чхартишвили есть что сказать читателю, Борису Акунину приходится туго. А ведь Григорию Чхартишвили, несомненно, всегда есть что сказать.

Впрочем, легковес Акунин в данном случае вышел на ринг против "тяжа" Чхартишвили не в одиночку. Ему славно ассистировали художники Татьяна и Михаил Никитины, сделавшие для "Кладбищенских историй" прелестные иллюстрации и оригинальный макет. Им же несчастный читатель и почитатель беллетриста, надо полагать, обязан той растерянностью, которую испытал в книжном магазине, кинувшись покупать желанную книгу и огорошенный необходимостью поставить её туда, где взял - триста "деревянных" - оно, того, господа Никитины, Акунин и Чхартишвили, не слишком ли для одного-то Боливара?..

Это было не с бойцами и не со страной, это было со мной: пришёл в магазин, взял красивый чёрный том журнального формата, посмотрел на четвёртую страницу форзаца, где обычно наклеивают бирки с ценой - и положил на месте. Лежи, мол, милый мой, до радостного утра.

Но - не имей сто рублей... А почаще выражай благодарность. Что и делаю в адрес старого товарища Николая Николаевича Вольского, предоставившего мне книгу для сочинения этой рецензии.

«Кладбищенские истории»
Год издания: 2004

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Виктор Распопин